Весть к Лаодикии  
 
 
СодержаниеПубликацииИсследованияФорумПодписка!Аудиозаписи
Добро пожаловать!

Свидетельство
Передовица
Публикации
Тематический разбор Священного Писания
Библиотека
Междуречье
Особое мнение
Выдержки
Дневники
Творчество
Опросник
Обсуждение
Анкетирование
Кто по Писанию достоин поклонения?
     
     
 
 
Добавлено недавно
Популярные
Неслучайный выбор
Ничто так не тревожит сатану, как наша осведомленность о его умыслах.
/Свидетельство для церкви/

УЧИТЬСЯ БИБЛЕЙСКОЙ ЖЕСТОКОСТИ Печать E-mail
Автор Андрей МИШИН   
15.02.2009 г.

Проклят, кто дело Господне делает небрежно, и проклят, кто удерживает меч Его от крови!
Иер.48:10

При чтении Библии вас, наверное, не раз возмущало, а возможно и шокировало, жестокое отношение Бога к живущим во грехе людям, и не менее жестокие действия библейских героев, выполнявших по призванию Бога Его дело. Но, несмотря на это, можем ли мы назвать эти действия неправильными? Можем ли мы обвинить Бога в несправедливости и в отсутствии такой черты в Его характере, как человеколюбие? Ради каждого из нас Небесный Отец отдал самое дорогое, что у Него было – Своего единственного Сына. И чего Он еще не сделал для спасения тех людей, которые Его отвергли? Но если Господь прав, тогда мы должны согласиться с Его волей и лично принять участие в Его «жестоких» планах, если, конечно, любим Бога.

В качестве примера такого дела, в котором обязан был принять участие каждый воин Божьего народа, следует назвать изгнание определенных Ханаанских племен, упоминание о которых встречается в Пятикнижии Моисея и книге Иисуса Навина. Это изгнание подразумевало собой полное уничтожение всех мирных жителей, мужчин и женщин, как стариков, так и детей (Втор.20:16-18). И такую «жестокость» по отношению к грешникам мы встречаем не только в книгах Ветхого завета, но и в Новозаветную эпоху. С учением Иисуса Христа требования к человеку не стали менее строгими, как полагают некоторые современные евангелисты. Бог не изменился из-за нас, нет. Поэтому прежнюю «жестокость» мы сможем найти и в книгах Нового Завета, но уже со стороны продолжателей дела Иисуса Христа – Его апостолов. Всем знаком такой библейский пример, как смерть Анании и Сапфиры (Деян.5:1-11). Причиной их гибели стал личный и общественный грех, но, если бы Петр промолчал и не стал обличать в этом грехе Ананию, а затем и его жену, Сапфиру, если бы он не произнес им приговора, своего рода, проклятия на погибель, то они остались бы живы, как живы и уважаемы сегодня те, кто совершает аналогичные грехи в церкви. Но в настоящее время у пасторов, таких же, каким был в свое время апостол Петр, практикуется лояльный подход к грешникам, мирно посещающих Божьи собрания. Они не считают таковых людей, какими были Анания и Сапфира, опасными, но усматривают угрозу именно в тех людях, которые не желают мириться с грехом и обличают его, подобно Петру. Возможно, современные служители просто не понимают, что непредупрежденные ими и растлевающие в своих пороках христиане станут главной причиной их собственной гибели, а те самые возмутители общего спокойствия, которые уличаются в нарушении церковного порядка, совершают труд по их спасению. Поэтому, вероятно, нерадивые пастыри думают о тех, кто тайно грешит, так: что, может быть, когда-нибудь, они обратятся и спасутся, а те, которые не хотят мириться со сложившимся в церкви порядками, уже осуждены.

Как мы уже понимаем, такая «любовь» со стороны наших священников идет вразрез с библейской «жестокостью» и противоречит учению Христа, и вместе с ним – образу жизни апостолов, которые открыто обличали грех, выносили на свет все тайное, и не терпели  в своих рядах лукавых и оскверненных собственным нечестием братьев (Отк.2:2). Благодаря такому категоричному отношению к греху, прежде всего, в собственной среде, обличение, звучащее из уст учеников Иисуса, приводило людей к раскаянию. Но могут ли зазвучать молитвы с покаянием в то время, когда верующие боятся обличать, не желая обострять и без того «натянутые» отношения со своими братьями и сестрами? И как могут раскаяться в своих делах люди, когда для самих христиан и для находящихся на их иждивении церковнослужителей многие грехи стали общепринятой нормой?

В то время, как попечители Божьего стада сегодня ждут раскаяния от других людей, они сами имеют много общего с грехом и, вопреки характеру Бога, смотрят сквозь пальцы на все, что происходит в Божьей церкви. Но несмотря на неоправданную лояльность со стороны Божьих служителей, раскаяния все же случаются, что, отнюдь, не всегда является показателем духовности собрания. В Библии имеется множество примеров, когда люди, практикуя покаяние, пытались избежать ответственности за свои неправедные поступки и искали выход из затруднительного положения. В этом случае их признание и исповедание греха не могло служить основанием для прощения. Взять хотя бы пример с Саулом, когда его раскаяние не изменило решения Бога, и у него было забрано царство (1Цар.15). Вероятно, в отношении к Богу его сердце не претерпело никаких изменений, поэтому  Господь нашел другого слугу для Своего народа, Он выбрал Давида, человека по Своему сердцу. Но важно то, что пророк Самуил не побоялся привести в исполнение слово Бога и проявить жесткость в отношении Израильского царя. В противоположность ему, верующие современного общества теперь не решаются говорить об отношении Бога к греху, каким бы незначительным он ни казался, и не исполняют повеления Иисуса о том, как следует вести себя с остающимися во грехе братьями. С одной стороны, они не поступают так, потому что не желают портить с ними отношения, а с другой, чтобы потом самим не оказаться на их месте.

Сегодня верующие склонны более к тому, чтобы оправдывать других людей, нежели предпринимать решительные меры для очищения своих рядов. Это откладывает отпечаток и на их отношение к Богу. Они не столько пытаются понять Самого Бога и характер Его поступков, сколько, с точки зрения гуманности, «объяснить» действия Бога и «оправдать» Его жестокость. И не удивительно, что плотских, «душевных» христиан «коробит» настоящее проявление Бога в жизни древних героев веры, т.к. через это им открывается истинное отношение Господа к их собственной жизни. Людям гораздо приятнее жить со своим выдуманным образом Бога, который приближен к их душевным, человеческим представлениям. Поэтому никто никогда не оценивает библейские примеры реально, но, как правило, судит по себе, исходя из того, что в его понятиях является приемлемым. Если же при чтении Библии человеку что-то претит или непонятно из написанного, он сразу же начинает давать этому сюжету свое «объяснение». Оправдывая действия Бога или же Его слуги, он придает им свою, приемлемую для него, чувственную окраску. И получается нечто вроде того, что Господь уничтожал растленные грехом народы, как, например,  Ханаанские племена, долину Содома и Гоморры, не потому, что ненавидит грех, а как бы только потому, что они это заслужили. И в итоге получается, что Господь это сделал исключительно ради земли, ради нас, ради самого человечества. Но, однако же, Библия имеет примеры противоположные этим представлениям. Когда возлюбленный Господом царь Давид сделал перед Богом мерзость, захватил к себе в наложницы чужую жену, и ради этой прихоти даже убил невинного человека, мужа этой женщины, Господь не уничтожил его, а простил. Бог не поступил с ним по справедливости, как он того заслуживал, как поступил с Содомом и Гоморрой. И дело здесь совсем не в том, какое покаяние было у Давида, а в его отношении к Господу. Давид любил Бога, хотя и допускал в своей жизни серьезные ошибки, напротив же, жители Содома и Гоморры Бога не знали.

Говоря о гибели Содома и Гоморры, нам следует обратить внимание на главную причину уничтожения этих городов: «И сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма» (Быт.18:20). Для кого был тяжел грех Содома и Гоморры? Нередко в Библии мы встречаем выражения подобное этому: «грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее» (Откр.18:5). Как мы можем увидеть, само небо, в духовном смысле, и является причиной библейской жестокости, небо, в смысле, Сам Бог. Сам Господь является той причиной, по которой мы наблюдаем, как жестокое, так и незаслуженно доброе отношение Бога к людям. А человек привык оценивать все, исходя только из любви к себе, ставя в центр своего мировоззрения собственное «я», или все человечество в целом, к которому он принадлежит. В этом случае, Бог – это уже не центр, на поклонение к Которому будут приходить все народы, а всего лишь средство, чтобы всем (нам) было хорошо. Понятно, что никто из нас неравнодушен к себе, а также, в той или иной степени мы зависим друг от друга и заинтересованы один в другом. Этим объясняется наше желание проникнуть в человеческие нужды, понять и разобраться в чужых проблемах, принять участие в их решении. Но никто не желает проникнуться и понять Бога. Человек совершенно не учитывает личность Бога, и не хочет считаться с Его чувствами и характером. Весь характер Бога в представлении людей – это любовь к самому человеку, и, зациклившись на том, что Бог должен, нет, просто обязан его (человека) любить, он совсем не берет в учет то, что есть правильно, справедливо и честно по отношению к Самому Богу.

Но, рассуждая над характером Бога, не будем приписывать Ему качества своего характера, как, например, недалекость и невоздержанность: «терпел Бог, терпел, и тут не выдержал»; или: «сколько можно уже терпеть Богу?! пора положить конец беззаконию!». На это можно сказать, что Господь будет терпеть ровно столько, сколько нужно, для Него в этом вопросе не существует никаких  проблем. Бог не имеет наших эгоистичных человеческих чувств, но когда терпеть бесполезно и вредно, особенно, если это касается жизни и спасения Божьих детей, то ради любви к людям Он открывает Себя им в страшном гневе и ревности.

У большинства людей, в том числе и у верующих, под влиянием идей гуманизма, где главное в шкале ценностей отводится не Богу, а человеку, сформировалось неправильное представление о любви, как таковой. Люди привыкли понимать любовь, только как то, что доставляет им удовольствие. В этом смысле, жестокость не может доставить людям радости, а значит не является любовью, такое теперь представление у людей. В глазах же Бога проявление жестокости может быть единственным правильным и добрым решением, а значит будет по своей сути любовью.

Если Бог не везде угождает нашим желаниям и не всегда соответствует нашим представлениям и не отвечает нашим надеждам, это не значит, что Он нас не любит. Его любовь заключается в том, чтобы поступать в отношении людей так, как на самом деле правильно и полезно, как это будет лучше всего. И не всегда правильные и справедливые поступки Бога будут понятны и приятны нам, людям. Потому что все, что мы наблюдаем в действиях Бога, как и в делах людей, мы оцениваем это, опять же, из любви к себе. И когда читаем в Библии о жестокости, мы по причине врожденного страха за себя подсознательно начинаем отождествлять себя с жертвой. Именно поэтому все эти «жестокие» истории часто задевают нас «за живое», и не напрасно. Это значит – есть еще в нашей душе то, что не согласуется с волей и характером Бога. И чтобы познать этот характер, нужно умереть нашему «я», пытающемуся в глубине нашего подсознания представить Бога в выгодном для нас свете. Поэтому, чтобы впредь не оправдывать Бога, выгораживая себя, мол, – «это те народы были страшными грешниками, не я», а познать через дела Его истинный характер, нужно отказаться от собственных человеческих представлений. Только после этого мы от всего сердца сможем согласиться со всеми решениями Господа, чтобы научиться у Него поступать точно также.

Обсудить в форуме. (5 сообщений)

 
« Пред.   След. »

© 2017 редакция Вестник Илии e-mail  Внести свою лепту лепта