Весть к Лаодикии  
 
 
СодержаниеПубликацииИсследованияФорумПодписка!Аудиозаписи
Добро пожаловать!

Свидетельство
Передовица
Публикации
Тематический разбор Священного Писания
Библиотека
Междуречье
Особое мнение
Выдержки
Дневники
Творчество
Опросник
Обсуждение
Опросник
Для чего Господь сотворил человека?
     
     
 
 
Добавлено недавно
Популярные
Неслучайный выбор

Главное - не спасение, а наше духовное соответствие Богу, для Которого мы и созданы. В противном случае, даже оказавшись в Небесном Царстве, мы будем чувствовать себя, как "не в своей тарелке". Все остальное, и несение креста, и исследование Писания, и следование за Иисусом, - это все средства для достижения того характера, с которым мы будем счастливы обитать в непосредственном присутствии Бога.

/Цитата из письма/

ВЕТХИЙ И НОВЫЙ ЗАВЕТ Печать E-mail
Автор Андрей МИШИН   
28.06.2010 г.

Ветхий и новый завет – в чем их суть, и в чем различие? Что означает жить по ветхозаветному, и что значит войти с Богом в новый завет? Сегодня много верующих христиан строит свою жизнь на том, что Господь заключил со Своим народом новый завет, но что они вкладывают в эти слова? Что это для них значит, и какие принципы нового завета они исповедуют в своей жизни?

Ветхий завет

Прежде чем начать рассуждать на эту тему, давайте определимся с самими понятиями, что есть ветхий и новый завет? Открыв Библию синодального перевода перед Евангелием от Матфея, мы обнаружим листок-вкладыш, страница которого не имеет номера, где большими буквами написано «Новый завет Господа нашего Иисуса Христа». Вот так, без каких-либо объяснений и библейских оснований, авторами синодального перевода дается определение, что такое новый завет. По их мнению, новым и ветхим заветом называются книги священного Писания. И это несмотря на то, что о различных заветах, в частности, и о самом новом завете говорится в книгах Ветхого завета, а в книгах Нового завета все, сказанное Моисеем и пророками, называется Священным Писанием. Таким образом, сами люди разделили Библию на две части, назвав Писания, записанные до рождения Иисуса Христа – Ветхим заветом, а написанные после Его рождения – Новым. И такая установка дается человеку с самого начала, как он начинает читать Библию, что формирует его взгляды и представления в угоду общепринятому мнению. Так что, когда верующие открывают Писания, даже зная об условности такого деления, они уже подсознательно относят названное Новым заветом к злободневному настоящему, а обозначенное, как Ветхий завет – к неактуальному прошлому. Несмотря на то, что такой подход в корне неправильный, не существует такого христианского течения, которое не называло бы Евангелия, Откровение и послания апостолов Новым заветом. Но нам, прежде чем продолжить исследование вопроса о ветхом и новом заветах, необходимо избавиться от подобных стереотипов и посмотреть на эти понятия не так, как смотрят люди, включающие в тексты Библии собственные человеческие определения, а так, как об этом говорится в тексте Священного Писания.

Так что же, исходя из библейских понятий, является ветхим и новым заветом? Словарное определение слова «завет» с еврейского «бэрит» означает – договор, союз, условие, а с греческого «диафики» – распоряжение, завещание, соглашение, договор. Таким образом, все эти термины имеют между собой одно общее – понятие союза или договора сторон. Уже, исходя из этого, можно прийти к заключению, что завет – это не книги апостолов и не писания пророков, а соглашение, которое возникает между двумя сторонами в момент заключения договора. При этом существует мнение, что слова Иисуса Христа из Нагорной проповеди: «Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую…» (Матф.5:38,39) – как раз и являются предметом нового договора, о котором говорится в Евангелии. На самом же деле, Христос заключает завет с учениками гораздо позже, перед Своим распятием, когда дает апостолам символы Своей плоти и крови. До этого же момента слова Иисуса являлись Его объяснением заповедей закона Моисея для уже существующего и действующего завета. И противопоставление новых заповедей древним здесь тоже не случайно – оно объясняется не сменой завета, а тем, что люди того общества пытались регулировать свою нравственную жизнь, не духовными принципами и нормами – заповедями Бога, а требованиями гражданского, в частности, уголовного закона Моисея. Благодаря чему можно было организовать и поднять правовой статус людей, а возможно даже – и их нравственный уровень, но нельзя было научить любить Бога. Такая же проблема возникает в христианских церквах и сегодня, когда люди пытаются заменить учение о самоотречении организационными правилами, уставами, церковными порядками, и новый завет здесь совершенно ни при чем. Таким образом, нельзя отнести все сказанное в Евангелии к новому завету, равно как, и все, написанное у пророков – к ветхому. Но к этому мы еще вернемся позже, а прежде же дадим определение слову «новый», используемому в отношении заключаемого с людьми завета.

Итак, завет – это договор, а что означает новый договор? Люди рассуждают так: раз новый, значит – другой. Соответственно, в нем должны быть другие законы и другие условия для нашего спасения. Поэтому и рождаются такие понятия, как: суть нового завета – это «верь и спасешься», а ветхого – «делай, и будешь жить». Но вопреки данному представлению, сам Христос, отвечая на вопрос законника – «что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?», после того, как тот называет заповеди, говорит – «так поступай, и будешь жить» (Лук.10:28). В результате из Его уст звучит все та же идея – «делай, и будешь жить». В таком случае, что же все-таки проповедовал Христос, ветхий или новый завет? С другой стороны, мы читаем, что евреи времен Моисея не могли войти в обетованную землю «за неверие» (Евр.3:19). Значит, уже тогда был завет веры… А как же он мог быть, если Бог его не заключал? Разве что-то изменилось в условиях спасения людей с наступлением христианской эры? Неужели Христос передумал и изменил условия договора с послушания на веру, а потом опять – с веры на дела, когда сказал грешнице: «Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Иоан.8:11), и исцеленному при купальне: «вот, ты выздоровел; не греши больше» (Иоан.5:14)? То же самое можно сказать и о выражении «новый завет в Моей крови» (1Кор.11:25)… А разве был такой завет, дающий спасение грешнику, который существовал бы без крови? В Библии других нет. Люди, находящиеся в Божьем завете, всегда приносили установленные Богом жертвы. В этом случае, кровь жертвы за грех была символом крови, пролитой Христом за наши грехи. Сегодня мы тоже можем пить чашу, но уже нового завета, как все тот же символ пролитой крови Иисуса. Ничего, по сути, не изменилось.

Давайте вспомним, когда впервые появилась вера? После грехопадения. А если бы человек был верен Богу и не прикасался к плодам запретного дерева, он бы оставался в новом или ветхом завете? Дело в том, что послушание не предполагает жертвы, а также и саму веру в эту жертву. Поэтому прежде, чем появиться вере, человек должен был согрешить. Но целью Бога, давшего людям заповедь, была не вера, а послушание. С грехопадением же приходит вера и надежда на спасение, но эта вера должна была «содействовать делам» (Иак.2:22) – послушанию и любви, которые и являлись конечной целью этого завета. Таким образом, изначально отношения Бога с человеком строятся на послушании. Когда же они прекращаются по причине греха, приносится жертва. Но в этом еще нет никакого нового завета – так было всегда, начиная с завета и жертвы животных за грех, и заканчивая заветом и жертвой за грех Иисуса Христа, который и стал истинным искупителем мира. Условия спасения не изменялись никогда. В таком случае, можно ли говорить о заключении с человеком другого завета?

Но главное, что сама Библия не говорит нам о другом завете, а о новом, дословно – о свежем завете. Так в чем же разница? Представьте, что вы всегда покупаете в магазине один и тот же пшеничный хлеб. А если в следующий раз вы попросите у продавца другого хлеба, то вам могут подать уже не пшеничный, а ржаной хлеб, не белый, а черный. Тогда будет разница? Но если вы попросите свежего хлеба, то получите все тот же самый пшеничный хлеб, но только уже свежий. Аналогично и с новым заветом – это не другой, а все тот же самый договор, но только свежий, другими словами – обновленный завет.

Это все меняет. Это означает, что ни сам завет, ни его условия, как и сам Бог, никогда не изменяются, изменяются только требования к отношениям в этом завете, как то: «вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его… И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: „познайте Господа“, ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь…» (Иер.31:33,34). Но об этом чуть позже. Прежде давайте скажем, когда и с кем Господь впервые заключает новый завет?

Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет,
не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь.
(Иер.31:31,32)

Самое первое упоминание о новом завете мы встречаем у пророка Иеремии, причем, в отношении еврейского народа:
Вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я засею дом Израилев и дом Иудин семенем человека и семенем скота.
И как Я наблюдал за ними, искореняя и сокрушая, и разрушая и погубляя, и повреждая, так буду наблюдать за ними, созидая и насаждая, говорит Господь.
(Иер.31:27,28)
Так говорит Господь, Который дал солнце для освещения днем, уставы луне и звездам для освещения ночью, Который возмущает море, так что волны его ревут; Господь Саваоф – имя Ему.
Если сии уставы перестанут действовать предо Мною, говорит Господь, то и племя Израилево перестанет быть народом предо Мною навсегда.
(Иер.31:35,36)

А теперь давайте ответим на вопрос: к какому времени относится это обещание Бога о новом завете?
Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: впредь, когда Я возвращу плен их, будут говорить на земле Иуды и в городах его сие слово: «да благословит тебя Господь, жилище правды, гора святая!»
И поселится на ней Иуда и все города его вместе, земледельцы и ходящие со стадами.
Ибо Я напою душу утомленную и насыщу всякую душу скорбящую.
(Иер.31:23-25)

Эти слова пророка были записаны перед вавилонским пленением еврейского народа. А до того, как Господь наводит на Иудеев все слова проклятия, написанные в книге закона Моисея, и отдает Иерусалим на разрушение в руки врага, Бог открывает пророку, что Он готов будет сделать для Своего народа по возвращении его из плена. При этом меняет ли Бог что-то в условиях прежнего завета? Нет. Выведя Свой народ из Вавилона, Господь оставляет ему все те же заповеди и богослужебные уставы, в соответствии с которыми они должны были служить Богу и раньше. Со стороны Бога в этом новом завете ничего не изменилось. Все законы, постановления и предписания оставались в силе, и должны были по-прежнему соблюдаться. Не изменились даже богослужебные церемонии и обряды. Но при этом, завет все равно называется новым.

Если ни в законах, ни в условиях нового завета не было ничего нового, то почему тогда сказано, что последний завет – это «не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской» (Иер.31:32)? В чем тогда состоит новизна этого нового договора? Об этом мы читаем здесь же, в 31 главе пророка Иеремии:
Долго ли тебе скитаться, отпадшая дочь? Ибо Господь сотворит на земле нечто новое: жена спасет мужа.
(Иер.31:22)

Или, как гласит более точный перевод – «жена будет окружать мужа». Причем муж в данном контексте – это глава, а жена – «отпадшая дочь», т.е. жена Бога – народ, с которым Господь заключил Свой союз. И что же такого нового будет в этом новом завете, что изменится в отношениях мужа с женою, Бога с Его народом? Мы читаем – «жена будет окружать мужа». Другой перевод слова «савав», которое переведено, как «окружать» – это переворачивать, вращать, менять направление. Иными словами, с новым заветом не муж, а жена изменит свое направление; не Бог, а Божий народ поменяет свое отношение к Богу. Почему это произойдет? Потому что «после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его» (Иер.31:33). В результате чего, не один Бог, как прежде, будет проявлять любовь и заботу о Своем народе, но и сама жена станет окружать своего Главу вниманием и любовью. Это есть то новое, чего мы не встречаем раньше в первом завете. Таким образом, новый завет – это не замена заповедей, не замена и также не отказ от обрядов, а новое соблюдение ранее установленных заповедей и обрядов в результате нашей к Богу любви. Ведь, что Богу не нравится в прежнем завете? Это не заповеди и не обряды, которые Он сам же и установил. Богу не нравится другое – отношение народа к этим заповедям, предательство и измена людей, в то время как Господь остается в союзе с ними. И в таком отношении народа к Богу мы и находим старое – «ветхое», «а ветшающее и стареющее близко к уничтожению» (Евр.8:13).

Если новый завет – это не другой, а свежий или обновленный союз с Богом, то, соответственно, и ветхий завет – это не устаревший, а правильнее сказать – пропавший завет, который вышел из своего срока годности по причине неверности Божьего народа и его непослушания Божьим заповедям – «они не пребыли в том завете Моем, и Я пренебрег их, говорит Господь» (Евр.8:9).

Почему вообще перед Богом встал вопрос о новом завете? Потому что «тот завет Мой они нарушили», или как говорит ап. Павел: «они не пребыли в том завете Моем», а значит, нарушали его постоянно, «хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь». И в самом деле, сколько бы Господь ни спасал, сколько бы ни благословлял Свой народ, люди все равно уклонялись от соблюдения заповедей Божьих и уставов и служили идолам. Но всему есть свой предел. Вспомните, что Бог говорит в отношении завета, заключенного прежде с допотопным миром: «не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками; потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет» (Быт.6:3). То же самое было и с этим народом – в результате его многочисленных отступлений, Господь руками Навуходоносора, царя Вавилонского, разрушает Иерусалим, храм, который был образом присутствия с людьми невидимого Бога, и разрывает с ними завет. Но прежде чем это случится, Бог говорит, что по возвращении народа из плена (см. Иер.30), Он заключит с домом Израиля и с домом Иуды новый завет.

Но к чему были все эти жертвы? Зачем нужно было разрушать город и святилище, а затем восстанавливать его развалины, чтобы возобновить прежнее служение Богу? Что мешало Богу заключить новый завет с евреями еще тогда, когда Иерусалим был заселен, и в его храме проходили богослужения? Ведь, как мы уже сказали, новый завет не нес в себе ничего нового, ни новые правила, ни новые условия для жизни и спасения, а говорил только о новом отношении людей к Богу, когда «все сами будут знать Меня, от малого до большого» (Иер.31:34). Господь мог стать им Богом, а они – Его народом, только в том случае, если бы в жизни этих людей исполнилось условие нового завета: «вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его» (Иер.31:33). Но что мешало Богу сделать это раньше? О каких днях говорит пророк, после которых это станет вдруг возможно, и почему?

Прежде чем возобновить с людьми отношения, Господь наказывает Свой народ пленом и истреблением. Грешники подлежали уничтожению, а остатку народа суждено было попасть в плен. С этими, оставшимися в живых, людьми Господь впоследствии и заключит новый завет, но перед этим они должны будут пройти горнило страдания:
Как серебро расплавляется в горниле, так расплавитесь и вы среди него, и узнаете, что Я, Господь, излил ярость Мою на вас.
(Иез.22:22)

Через страдания, которым Бог подвергает еврейский народ, Он очищает людей от любви к греху, которую они взрастили в себе, живя под покровом Бога в Иерусалиме. Тем самым, Господь готовит людей к новому завету, потому что невозможно, чтобы Бог наполнил сердце человека Своими заповедями, когда оно полно любви (заполнено любовью) к своим идолам.

Посему Я буду судить вас, дом Израилев, каждого по путям его, говорит Господь Бог; покайтесь и обратитесь от всех преступлений ваших, чтобы нечестие не было вам преткновением.
Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам умирать, дом Израилев?
Ибо Я не хочу смерти умирающего, говорит Господь Бог; но обратитесь, и живите!
(Иез.18:30-32)

Но когда время страданий еврейского народа приходит к концу, и Господь дает ему свободу, какое отношение к Богу появляется у людей тогда? О, нет! они уже никогда не вернутся к прежним грехам. В жизни этих людей уже никогда не будет открытого противления Богу, в их поведении не останется видимого греха, но и любви к Богу не будет тоже. Для них Божий закон по-прежнему останется написанным на камне, а не на их сердце. Заповеди станут соблюдаться людьми ради себя, а обряды останутся такими же пустыми ритуалами, как и прежде, и утратят свой смысл. Даже придя к времени нового завета, еврейский народ будет продолжать жить по-ветхозаветному, т.е. злоупотреблять любовью и милостью Господа, вместо того, чтобы окружать Бога такой же любовью в ответ. А поскольку у людей не будет любви к Богу, они по-старому будут учить друг друга, брат брата, и говорить: «познайте Господа», потому что никто сам не будет знать Бога. Соответственно, не суждено будет сбыться и другому обещанию нового завета: «Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более» (Иер.31:34).

С распятьем Христа снова происходит опустошение храма и окончательное расторжение завета с еврейским народом:
И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле [святилища] будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя".
(Дан.9:27)

И как бы теперь не хотели евреи, они уже не могли восстановить прежнее служение Господу, а значит, не могли снова быть и называться Божьим народом. На протяжении многих лет люди могли оставаться неверными Божьему завету, изменять Господу, но это не считалось прекращением отношений до тех пор, пока Господь оставался с ними в союзе. Завет мог считаться разорванным тогда, когда Сам Бог отпускал Свою неверную жену, непокорный Ему блудный народ. Соответственно, только Бог и мог возобновить Свои отношения с народом, который был Им раньше оставлен.

В то время, когда было дано пророчество Иеремии о новом завете, Господь не отвергает евреев, как Свой народ, навсегда, почему и написано: «если сии уставы перестанут действовать предо Мною, говорит Господь, то и племя Израилево перестанет быть народом предо Мною навсегда» (Иер.31:36). После вавилонского плена еврейскому народу будет дана еще одна возможность изменить свое отношение к Богу, прежде чем Христос заключит со Своими учениками еще один новый завет. Причиной заключения последнего завета станет, опять же, расторжение прежнего договора, но теперь уже без возможности для еврейского народа возобновить свои отношения с Господом. Поэтому последний новый завет Христос заключает уже с новым народом – духовным Израилем. Это все те же самые евреи, ученики Иисуса, составившие остаток от дома Иуды и дома Израиля (Самарии), а также и все верующие во Христа по слову их (Иоан.17:20).

При этом, меняется ли Сам Бог, заключая с новым Израилем новый завет? Изменяет ли Господь Своим принципам – изменяется ли Его отношение к людям и становятся ли другими условия спасения для вечного Царства? Нет. Новые заповеди, которые дает людям Христос – это не другие заповеди, а новое понимание и исполнение воли Бога, которая была известна людям от начала. Прочитаем, как говорит об этом любимый ученик Христа, Иоанн:
Возлюбленные! пишу вам не новую заповедь, но заповедь древнюю, которую вы имели от начала. Заповедь древняя есть слово, которое вы слышали от начала.
Но притом и новую заповедь пишу вам, что есть истинно и в Нем и в вас: потому что тьма проходит и истинный свет уже светит.
Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме.
Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна.
(1Иоан.2:7-10)

Новый завет раскрывает нам внутренние мотивы послушания Богу и тем самым обновляет наше понимание буквы Божьих заповедей. Так, если с позиции формального соблюдения закона нарушением заповеди «не убивай» является лишение жизни другого человека, то с точки зрения отношения к Богу и к ближнему, как к самому себе, «всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1Иоан.3:15). Таким образом, новое появляется не в самом законе, а в его исполнении, «ибо любящий другого исполнил закон» (Рим.13:8). Аналогично, новое возникает и не в условиях спасения для вечной жизни, а в выполнении людьми этих условий:
Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища не ветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает,
ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет.
(Лук.12:33,34)

Итак, новый завет – это по-прежнему нечто новое в отношениях, но не со стороны Бога, а со стороны людей. Но что изменилось в отношении к Богу у людей, которые уже давно живут «в эпоху нового завета»? Окружают ли сейчас верующие, называющие себя учениками Христа, своим вниманием Бога, или, как и древний Израиль, продолжают злоупотреблять Его любовью? Какие законы они имеют в своем сердце, Божьи или человеческие? Соответственно, знают ли они лично Бога, или продолжают учить друг друга, брат брата, говоря «познайте Господа»?

Почему нам важно найти ответ на все эти вопросы сегодня? Потому что от того, какое у нас отношение к Богу сейчас, будет зависеть наше будущее. И будем ли мы оставаться в числе Божьего народа, или будем отвергнуты, как евреи, распявшие своего Спасителя, зависит не от Бога, который уже заключил с нами завет, а только от нас. Новый завет, который заключил Господь с евреями, и тот завет, который заключил Иисус с учениками – не являются двумя разными заветами. Это один и тот же завет, который заключает с людьми Бог, но который не находит своего исполнения в жизни еврейского народа по причине отсутствия у них нового отношения – любви к Богу. Завет, который заключает Господь, зависит не от времени или эпохи, а от того, освободят ли люди свое сердце для Бога, чтобы Он мог вложить туда Свой закон. Таким образом, находимся ли мы в новом или ветхом завете с Богом, зависит не от того, какие книги Библии мы читаем, и не от того, какие обряды соблюдаем и какое имеем сейчас название, а только от своего отношения к Богу. Сегодня верующие могут глубоко ошибаться, думая, что они живут с Богом в новом завете, в то время, как сами ведут себя по-ветхозаветному – имеют потребительское отношение к Божьей любви, используя ее для достижения собственных желаний и целей.

Суть ветхого завета заключается в том, что человек не любит Бога, при том, что Господь продолжает любить человека и все еще остается с ним в союзе. Но такие отношения не могут продолжаться вечно. Ветхий завет – это временный завет, который имеет ограниченный срок годности. И если человек, пользуясь милостью Бога, продолжает жить только в свое удовольствие, Господь разрывает с ним Свои отношения, но прежде дает ему возможность вступить с Ним в новый завет. Причем, внешнее соблюдение всех заповедей и церковных правил, как и в случае с покинувшим рабство еврейским народом, еще не говорит о том, что наши отношения с Богом вышли на новый духовный уровень. Жизнь в новом завете у человека начнется тогда, когда он не просто будет ограничивать себя в своих желаниях, а когда перестанет любить все то, что его раньше привлекало:
Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей.
Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего.
И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек.
(1Иоан.2:15-17)

То же самое можно сказать и в отношении закона: можно любить Божьи заповеди, а можно их только соблюдать. Точно так же можно по-разному исполнять и волю Бога: гореть любовью к Богу или делать Ему одолжение, отдавать свой долг. Именно такая внешняя набожность создавала для верующих Иудеев иллюзию того, что они имеют правильные отношения с Богом. В таком же самообмане пребывает и ангел Лаодикийской церкви, когда говорит: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды» (Откр.3:17). Как тогда, так и сейчас, пока Господь проявляет милость к людям, они думают, что поступают правильно. Кроме того, как и для евреев времен Христа, для Лаодикийской церкви условием получения белой одежды, оправдания от Бога, является принесение верующими духовного плода. Это означает, что люди не смогут получить прощение до тех пор, пока они не встанут на путь любви.

Если же имеется столько общего в духовном состоянии людей живших перед отвержением Иерусалима и церковью последнего периода, то можно ли тогда сказать, что и Божьему народу последнего времени грозит расторжение завета с Богом, тем более, если учесть, что люди и сейчас могут жить отношениями на уровне ветхого завета?

Обращаясь к церкви последнего времени, Христос говорит:
знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!
Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.
(Откр.3:15,16)

Почему Лаодикийской церкви Иисус выносит приговор «извергну тебя из уст Моих»? И только, «если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр.3:20). Что является основанием для разрыва отношений Иисуса со Своей церковью и заключения союза с остатком, который услышит Христа?

Чтобы понять причины этого, давайте посмотрим, какое отношение у этой церкви к своему Богу: «знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!» (Откр.3:15). Итак, можно ли сказать, что Лаодикия любит Бога? Пылает ли она своей любовью к Господу, истаивает ли от желания с Ним воссоединиться, или остается к Нему равнодушной, о чем свидетельствует ее не горячее, не холодное, а именно теплое состояние? Не любит? Да, не любит. Ну а любит ли ее Господь? Конечно, потому что она находится в Нем. И поскольку она еще пребывает под покровом своего Бога, у нее складывается впечатление своей безупречности в Его глазах, того, что она приятна Господу, в то время, когда на самом деле, Христа от нее тошнит. Любовь и милость Бога к своей церкви нисколько ее не устыжает, а только подогревает в ней иллюзию духовного благополучия, которую она себе нарисовала. О, как это напоминает Иудеев перед опустошением Иерусалима! А главное – это то, что люди и сейчас продолжают жить с Богом ветхим заветом, «а ветшающее и стареющее», как мы уже сказали, «близко к уничтожению» (Евр.8:13). Поэтому Господь опять отвергнет Свой народ, чтобы остаток, будучи наказан, услышал голос Христа и отворил двери своего сердца для обновленного завета с Господом.

Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут; нечестивые же будут поступать нечестиво, и не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют.
(Дан.12:10)


Обсудить в форуме. (0 сообщений)

 
« Пред.   След. »

© 2018 редакция Вестник Илии e-mail  Внести свою лепту лепта