Весть к Лаодикии  
 
 
СодержаниеПубликацииИсследованияФорумПодписка!Аудиозаписи
Добро пожаловать!

Свидетельство
Передовица
Публикации
Тематический разбор Священного Писания
Библиотека
Междуречье
Особое мнение
Выдержки
Дневники
Творчество
Опросник
Обсуждение
Анкетирование
Несением своего креста называется:
     
     
 
 
Добавлено недавно
Популярные
Неслучайный выбор
Догмат троицы устанавливали люди, и я не претендую на глубину их человеческой мудрости, я могу следовать только тому, что открыто мне Господом со страниц Святого Писания, простым Евангельским истинам, что один есть Бог и Отец всех, и один Господь Иисус Христос (1Кор.8:6), возлюбленный Божий Сын, рожденный прежде всякой твари (Кол.1:15).
/Цитата из письма/

СУД ОБЩЕСТВА Печать E-mail
Автор Андрей МИШИН   
12.10.2012 г.

Христос и грешницаНаходите ли вы справедливыми такие заповеди, как «зуб за зуб», «глаз за глаз», «жизнь за жизнь»? Насколько они важны для нашего времени? Как же так, – спросите вы, – Иисус же учил нас прощать и любить врагов?! И это абсолютно верно. Но сейчас речь не о личном отношении, а о суде в Божьем собрании. Господь учит каждого из нас прощать от сердца брату своему, а церковь наставляет порицать согрешивших единоверцев. Так каким должно быть это порицание? Или не нужно никого наказывать, а положиться на сознание человека? На последнее, к сожалению, рассчитывать не приходится, потому что грешащий человек уже ушел с пути разума – он либо не понимает, что делает, либо находится во власти своих желаний и лишен рассудка. По этой самой причине существовал и существует механизм порицания преступников заповедей в Божьем народе. Господь говорит – сначала обличи, и если не послушает тебя, возьми с собой брата, затем скажи собранию, а потом отойди от делающего беззаконие (Матф.18:15-17). Причем «предание сатане» (1Кор.5:5), о котором пишет Павел, – это далеко не единственный способ наказания грешников. Так, например, ранее – за убийство, похищение людей, кровосмешение, хулу на родителей, идолопоклонство, богохульство, прелюбодеяние – людей предавали смерти. Но с тех пор, как Христос отпустил женщину, взятую в прелюбодеянии, мы не встречаем случаев возмездия, предусматривающего смерть. Значит ли это, что те заповеди, которые давал Господь народу через Моисея, несправедливы? Изменились ли с тех времен требования Бога? И как следует поступать современной церкви сейчас?

Существует две причины, по которым наказание смертью мы уже не встречаем в последних книгах Библии. Одна из них – это внешняя причина. Израиль потерял государственную независимость, вопросами жизни и смерти занималась уже светская власть Рима, рассматривая наказание преступников, разумеется, уже со своей «колокольни». Другая причина – духовная. Это та самая причина, по которой Иисус не осудил женщину, взятую в прелюбодеянии, но о ней мы скажем позже, после того, как все же ответим на вопрос – являются ли заповеди возмездия, о которых мы говорили выше, справедливыми в своей сути? Кто-то может сказать, что эти правила сейчас устарели, во-первых, потому что государство сейчас регулирует вопросы гражданских отношений и уголовной ответственности, а во-вторых, потому что верующие теперь, как правило, не выбивают глаза и зубы своим ближним и не лишают друг друга жизни. Ну, а если бы такая ситуация вдруг возникла, и не стало бы той власти, которая смогла бы это остановить?

Сама по себе неактуальность этих заповедей еще не говорит о том, что они несправедливы. В конце концов, это Божьи заповеди, и сам Бог называет их справедливыми. Но отношение к этим правилам, является показателем того, какие мотивы лежат в основе нашего соблюдения Божьих и гражданских законов. Чтобы было понятно, приведу пример. Наверное, все, кто знает закон Моисея и мало-мальски знаком с современным светским правом, могли увидеть разницу между Божьими и мирскими законами даже в вопросах гражданского и уголовного права. Например, в мирских законах вы никогда не встретите, чтобы прелюбодеяние каралось смертью, чтобы за зуб выдирали зуб, а за глаз лишали глаза. Кроме того, во многих странах мира существует мораторий на смертную казнь, независимо от характера и тяжести преступления. Не говоря уже о легализации однополых браков – однополые отношения тоже относятся к разряду смертных грехов. Вопрос же в следующем – почему вообще такая разница существует? Сегодня многие методы наказания и порицания, которые описаны в Библии, трактуются защитниками человеческих свобод, как негуманные и бесчеловечные, и в этом состоит главная причина такого расхождения. Человек ставит в основу всех своих законов человека, т.е. себя, в чем собственно состоит и сама идея гуманизма, которая провозглашает человека наивысшей ценностью. Не Бога, а человека люди возносят на престол и делают объектом почитания, и соответственно, создавая свои законы, они угождают не Богу, а стараются сделать лучше себе. Точно так поступают и верующие, которые разделяют позицию язычников в этом вопросе. Божьи законы кажутся им неправильными и жуткими не из-за того, что они несправедливы, а потому что люди не могут допустить адекватных мер за совершенные преступления в отношении себя.

Итак, мы сказали, что человеческие законы выглядят весьма либерально на фоне жесткого и бескомпромиссного библейского права. Однако ж, какие тенденции, наравне с этим, сохраняются в массовой культуре по этому вопросу? Документальные и художественные фильмы, электронные и печатные издания, и даже личные блоги, как элемент современной культуры, так или иначе касающиеся темы насилия, вставая на сторону пострадавшего, возвещают и воспевают справедливую ненависть и стремление человека отомстить за себя и своих любимых. В этом случае ни у кого не возникает отвращения и непринятия, например, как в случае с законами Моисея, но люди с удовольствием смотрят, читают, обсуждают увиденное или услышанное дома и на работе, подогревая в себе эти чувства «справедливого возмездия» новыми и новыми подробностями. Парадокс получается. Когда что-то касается человека лично, когда он становится жертвой насилия намеренного или случайного, тогда он готов отвечать злом за зло, поступить с другим также плохо, а порой и хуже, чем того требует справедливость. Но когда дело касается закона, одинакового для всех, тогда человек проявляет не свойственную ему гуманность в ущерб элементарным требованиям справедливости.

В мире всегда прав тот, кто «страдает», причем, если этот пострадавший – я, а не кто-нибудь другой. А поскольку все очень любят и жалеют себя, то остаются правыми во всех ситуациях – даже если человек истинный виновник происшедшего, он все равно считает себя жертвой. Соответственно, он начинает применять принцип возмездия, освещенный в законе Моисея, исключительно в личных целях. Не многим отличалась ситуация в том обществе, куда пришел Христос. Воздаяние являлось не исполнением Божьего установления в отношении преступников, как того требовал Господь, но основанием для сведения личных счетов. Но тогда народ Божий придерживался хотя бы Моисеева закона в гражданских вопросах, а вернее, должен был придерживаться, пока не лишился своей политической независимости. Люди же, как и сегодня, предпочли справедливому суду свои человеческие заповеди, т.е. строили отношения друг с другом, как и сейчас, по избирательному принципу, иначе говоря, судили с лицеприятием. И поскольку народ Божий не хотел жить по справедливым законам Бога, Господь покорил их другим народам, чтобы они поступали уже не по своему произволу, а по земным законам язычников. Если люди не могли организовать свою жизнь сами, то Бог для этой цели нашел иные средства, избрал другие структуры, чтобы они сделали это вместо них. Правду сказать, те законы, что были у язычников, по своей строгости не сильно отличались от Моисеева закона, а иногда и превосходили его, не то что в современном обществе, а значит, – выполняли свою функцию сдерживания людей в беззаконии, которая и является первоначальной целью Божьих гражданских законов.

Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены.
Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение.
Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее,
ибо [начальник] есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое.
И потому надобно повиноваться не только из [страха] наказания, но и по совести.
Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые.
(Рим.13:1-6)

Говоря о покорности земной власти, апостолы отмечают, что она исполняет волю Бога. Поэтому верующие и должны подчиняться мирским законам по совести, как Божьему установлению. А теперь представим, что будет с той властью, которая не соответствует своему предназначению и уже не отвечает Божьему замыслу, например, как в случае с государственной регистрацией однополых браков? Если власть не станет препятствовать, а, наоборот, будет способствовать деградации людей, то для чего она будет нужна? Устоит ли перед Богом существующий миропорядок? В случае же отсутствия мирского права, как такового, когда земные законы утратят силу, каким правом должен руководствоваться Божий народ, и по каким законам жить?

Ответ, казалось бы, очевиден и прост – по Божьим заповедям. Но как поступать с людьми, которые эти законы нарушают? Наказывать их или прощать? Христос учит всепрощению, но представьте себе всепрощение в отношении общности людей, которая пребывает в рамках исключительно гражданских отношений, когда не существует никаких государственных институтов порицания греха. До каких пределов может дойти человеческая распущенность, если эти пределы в принципе не установлены? И это далеко не самый важный вопрос. Как будет проходить воспитание людей, которые, находясь в узах своих страстей, будут не в состоянии не только проявить сознательность, но и элементарно сдерживать себя?

В связи с последним фактором, необходимостью принятия воспитательных мер для вразумления согрешившего брата, нельзя не сказать, что Божье собрание обязано реагировать на разгулявшиеся желания верующих, независимо от того, существует ли в мире судебная власть или нет. Так, например, ап. Павел, наравне с повелением повиноваться земным властям, заявляет:

Я писал вам в послании – не сообщаться с блудниками;
впрочем не вообще с блудниками мира сего, или лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира [сего].
Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе.
Ибо что мне судить и внешних? Не внутренних ли вы судите?
Внешних же судит Бог. Итак, извергните развращенного из среды вас.
(1Кор.5:9-13)

Разумеется, эти меры никак не касались причинения физического вреда жизни и здоровью провинившихся братьев, потому что преследовали исключительно духовные цели – наставление грешников на истинный путь. Но, если вдруг возникнет необходимость в пресечении противозаконных действий в период хаоса и безвластия, то устного порицания будет недостаточно, потребуется насильственное воздействие на людей, нарушающих установленный Богом закон и порядок. Поэтому и возникает вопрос, каким будет это воздействие?

Когда малые дети теряют самообладание и перестают реагировать на слова родителей, последние применяют силу, чтобы угомонить своих непослушных чад. С позиции Божьих законов физическое наказание детей является не просто правом, но и прямой обязанностью родителя в случае, когда игнорируются его слова. То же самое касается и взаимоотношений людей в собрании, отражением которого является семья, как ячейка Божьего общества, – за противозаконными деяниями должно следовать адекватное наказание, иначе люди, как дети, станут неуправляемыми и погубят друг друга. Но на основании какого права или закона будет совершаться правосудие в отношении совершившего преступление? Будет ли это наказание по закону Моисея, или возмездие будет более гуманным и «справедливым», нежели предусмотренное законом Бога?

Будут ли господствовать «жестокие» законы в обществе зависит не от критически высокого уровня преступности, как утверждают критики ветхозаветного права, а от требований человека, которые он предъявляет сам к себе. Продолжая размышлять над словами Павла, мы согласимся, что людей, которые не допускают в своей жизни нарушения десяти заповедей, не будут пугать никакие гражданские законы. Ну, а если они все же кого-то устрашают, то это «тебе на добро». Но, опять же, не нужно в этом случае ограничиваться только страхом наказания, а следует повиноваться этим законам по совести. В отличие от мирских законов, законы Моисея не вступают в противоречие с десятью заповедями. Несмотря на такое разительное противоречие в словах «не убивай» и «жизнь за жизнь», все эти заповеди говорят об одном, хотя и с разных сторон. «Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай [чужого] и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя» (Рим.13:9). Закон же Моисея также раскрывает данный принцип равенства, только уже с позиции гражданского права – наказание должно быть равноценным: «глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб» (Исх.21:24,25). Только прибегать к этому закону следует в суде, а не в личных отношениях друг с другом, в противоположность тому, как обычно поступают люди. В личных взаимоотношениях люди должны прощать друг друга, независимо от того, какой приговор был вынесен их обидчику. Если собрание, включая судей, свидетелей и людей, не вовлеченных в конфликт, должно быть озабочено совершением справедливости, то потерпевший, как и вероятный преступник закона, со своей стороны обязаны поступать с ближним так, как он хотел бы, чтобы поступали с ним. Поэтому, соблюдая все эти гражданские и нравственные правила, как говорит апостол, «по совести», человек может научиться любить ближнего, как самого себя, как того и требует закон.

А мы знаем, что закон добр, если кто законно употребляет его,
зная, что закон положен не для праведника, но для беззаконных и непокоривых, нечестивых и грешников, развратных и оскверненных, для оскорбителей отца и матери, для человекоубийц,
для блудников, мужеложников, человекохищников, (клеветников, скотоложников,) лжецов, клятвопреступников, и для всего, что противно здравому учению…
(1Тим.1:8-10)

Праведный, т.е. не просто живущий по совести (ведь совесть каждому подсказывает разное, кого-то даже не осуждает в непочтении родителей, любодеянии, ненависти, зависти и воровстве), а действительно поступающий правильно, по Божьим заповедям, человек, не нуждается в гражданских законах. С другой стороны, уставы закона Моисея нужны не только для наказания преступников, для которых этот закон является очистительно-профилактической мерой, но и для формирования нравственного сознания в обществе, которое должно принимать активное участие в разрешении конфликтов, споров и взаимных претензий, возникающих в среде учеников. Потому как замалчивание о существующих в собрании проблемах и игнорирование агрессии и вражды между братьями вовлекает в грех свидетелей раздора, делая из них соучастников преступления, что неизбежно приводит к тому, что все собрание становится виновно в грехе. Не говоря уже о том, что такая пассивность в правовых вопросах и безучастность к проблемам других людей, является средством защиты собственных интересов и душевного спокойствия по причине все того же себялюбия, лежащего в основе всех существующих проблем. Таким образом, гражданские законы необходимы не только плотским людям, которые не в состоянии управлять собственным поведением и эмоциями, но и всем остальным членам общества, которые должны блюсти святость своего собрания.

Если найдется среди тебя в каком-либо из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе, мужчина или женщина, кто сделает зло пред очами Господа, Бога твоего, преступив завет Его,
и пойдет и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, или всему воинству небесному, чего я не повелел,
и тебе возвещено будет, и ты услышишь, то ты хорошо разыщи; и если это точная правда, если сделана мерзость сия в Израиле,
то выведи мужчину того, или женщину ту, которые сделали зло сие, к воротам твоим и побей их камнями до смерти.
По словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать смерти по словам одного свидетеля;
рука свидетелей должна быть на нем прежде [всех], чтоб убить его, потом рука всего народа; и [так] истреби зло из среды себя.
(Втор.17:2-7)

Как вы понимаете, государство не может следить за нравственной чистотой Божьего общества, этот суд является исключительно обязанностью церкви. От политической воли существующего государства будет зависеть только то, каким будет наказание грешнику – возьмет ли земная власть на себя уголовное преследование преступников, или верующие, как матросы на дрейфующем в океане корабле, будут предоставлены сами себе. Конечно, уголовное преследование и гражданские взыскания не нужны там, где все без исключения живут по Божьим заповедям. Но пока люди совершают открытые грехи, пока они не могут сами находиться в рамках ограничивающего их закона, им необходима внешняя сдерживающая сила в лице государственной власти с ее законами и кодексами, либо духовной власти с Моисеевым законом. Но беда в том, что Божий народ последнего времени слишком горд, чтобы признать себя грешным, а вместе с тем и духовную необходимость в воспитательных средствах человеческого и Божьего права. В своих глазах он «богат, разбогател и ни в чем не имеет нужды» (Откр.3:17), поэтому порой позволяет себе не соблюдать ни мирских, ни Божьих заповедей гражданского закона. Наравне с отвержением Божьих требований по причине уверенности в своей богоизбранности, изменяются и сами требования, которые люди предъявляют к себе. Причем, как правило, такая лояльность проявляется только в одном направлении, рассматривается, опять же, только в отношении себя, и вот уже погрязшие в своих пороках люди готовы осудить и растоптать уличенную в грехе «блудницу».

Поведение самовлюбленных обвинителей в этом случае понятно и объяснимо. Мало того, что, будучи в растлении, они постоянно испытывают потребность в том, чтобы возвыситься над другими, так еще им необходимо найти «козла отпущения», чтоб было на кого списать все свои грехи. Но слова и поведение Иисуса препятствует осуществлению данных замыслов, и одновременно ставит перед нами новые вопросы – почему Он не осудил по закону Моисееву грешницу, если этого требовала справедливость? Можно было бы, конечно, сказать, что гражданское и уголовное право находилось к тому времени уже в других руках, и подобными вопросами должны были заниматься римские власти, и тогда можно было б утверждать, что Иисус хотел, да не мог исполнить приговор, на что и рассчитывали фарисеи, оказавшиеся в аналогичном тупике, но Христос объявляет другую причину – «кто из вас без греха, первый брось на нее камень» (Иоан.8:7). Так что, давая закон Моисею, не прав был Бог, и этими словами Христос навсегда отменяет ветхозаветное право? Такого ответа от Него и ждали обвинители женщины, когда искушали Христа, в надежде осудить Его за отвержение закона Моисея. Но говоря «брось камень», Иисус не исключает применение уголовных и гражданских законов, но указывает на условия, при которых они действительно могут работать. В этом смысле данный пример не является основанием для безусловного всепрощения, как некоторые это пытаются сегодня трактовать, – если бы в то время в народе свято хранился Моисеев закон, если б именно по нему велись дела в народном собрании, то будьте уверены, что сейчас бы здесь не было этой женщины. Но поскольку люди понизили планку Божьих требований к себе, в частности, могли позволить себе визит к блуднице без страха смерти, то такое ослабление рамок породило таких вот женщин, которые на тех же самых правах занимались делами, которые не вписывались в первоначальный Божий замысел.

Значит ли это, что во вседозволенности и распущенности, которое может иметь место сегодня в Божьем народе, как и прежде, виноваты лояльные законы, продиктованные современной системой права? Безусловно, сегодня они уже не могут выполнять той воспитательной функции для неутвержденных и немощных людей, которую изначально заложил в библейское право Бог. Вы же не станете обвинять детей, которые в силу своей избалованности родителями начинают безобразничать в общественных местах? Столкнувшись с данным фактом, вы поднимете вопрос не о справедливом наказании, а об их воспитании. Аналогичная ситуация возникает и здесь – смешно ожидать от людей духовно-нравственного сознания в то время, как с самого раннего возраста их сознание не проходило духовную корректировку ограничениями и запретами, а подвергалось активной пропаганде духовного растления, так что постепенно стерлись и сами границы хорошего и плохого. Поэтому, будучи заложниками своего рабства в этом мире, Божьи дети выходят за рамки Божьих заповедей, которые воспринимаются уже многими, как неактуальные, и поступают по меркам этого мира, внося свой личный вклад в понижение всеобщего морального уровня. И этот порочный круг мог бы продолжаться, вплоть до полной деградации всего человечества, если б Господь не решил его разорвать. Вот только оказавшись на свободе, что предпочтет человек, свои земные нормы или высокие и строгие требования Бога? И этот выбор придется сделать каждому.

Обсудить в форуме. (0 сообщений)

 
« Пред.   След. »

Ссылки по теме:
© 2017 редакция Вестник Илии e-mail  Внести свою лепту лепта