Весть к Лаодикии  
 
 
СодержаниеПубликацииИсследованияФорумПодписка!Аудиозаписи
Добро пожаловать!

Свидетельство
Передовица
Публикации
Тематический разбор Священного Писания
Библиотека
Междуречье
Особое мнение
Выдержки
Дневники
Творчество
Опросник
Обсуждение
Анкетирование
Что является хулой на Святого Духа?
     
     
 
 
Добавлено недавно
Популярные
Неслучайный выбор
В этом и есть главная проблема человека, что он хочет быть на месте Бога. У одних она выражается в том, чтобы завоевывать волю и разум масс, у других - сохранять свое влияние на людей, поэтому не все ли равно, кто кого в итоге побьет?!
/Цитата из письма/

О ДОВЕРИИ Печать E-mail
Автор Андрей МИШИН   
08.03.2013 г.

Доверие это...И когда Он был в Иерусалиме на празднике Пасхи, то многие, видя чудеса, которые Он творил, уверовали во имя Его.
Но Сам Иисус не вверял Себя им, потому что знал всех
и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке.
(Иоан.2:23-25)

Доверие является неотъемлемой частью взаимоотношений между людьми. Вера в людей лежит в основе нравственной, культурной, политической жизни общества, является фундаментом взаимоотношений в семье, на производстве и в любых других сферах социальной жизни человека. Таково положение дел в мире. Но какой должна быть христианская позиция в этом вопросе? Каким должно быть отношение верующего человека, если говорить о доверии? Как и кому должен доверять христианин?

Кто такой христианин? Христианин – это тот человек, который претворяет учение Спасителя в своей жизни, руководствуясь личным примером Иисуса Христа. И беря во внимание этот самый пример Иисуса, мы узнаем, что Христос не доверял людям. Словарная форма «пистэуо», что в переводе с греческого означает – «верить, доверять, доверяться, пользоваться доверием, вверять, поручать», используется в том случае, когда речь идет о людях, которые, видя чудеса, «уверовали» в Иисуса, а также, когда говорится о Самом Иисусе, который «не вверял Себя им». Одинаковая форма говорит о тождественности понятий, фигурирующих в представленном библейском отрывке. И, несмотря на попытки синодального перевода придать одинаковым словам разный смысл, невозможно сокрыть в евангельском тексте очевидного противопоставления: люди верили, Иисус – нет. Так, что получается, люди поверили в Иисуса, но Иисус не поверил в людей? Люди доверились Христу, Сам же Христос не доверял им? Чем обусловлено недоверие Спасителя, и какие на это имеются причины? Рассмотрим этот вопрос на примере доверия и недоверия в обычных человеческих взаимоотношениях.

Что является основой доверия между людьми? Почему к одним людям мы имеем доверие, а другим не готовы доверить ничего? Все дело в репутации человека. Доверие зависит от нашего собственного мнения о человеке или мнения о нем других людей. Доверяя другу какую-либо вещь или важную информацию, например, личную тайну, мы надеемся, что он ее сохранит. Никто не хочет пострадать в результате своего доверия. Поэтому доверие должно быть оправданным, а связанные с ним риски – компенсированы, материально, в полезном действии, или, как минимум, в благодарности человека, которому мы оказываем услугу. Доверие – это своего рода даваемый нами кредит, который мы намерены себе вернуть в полном объеме и с процентами во взаимной любви. А для этого человек, который пользуется нашим доверием, должен обладать всеми необходимыми личными качествами. Но при этом всегда остаются такие вещи, которые мы не доверим никому, ни при каких обстоятельствах. Поэтому наше доверие людям определяется не только их репутацией, но и ценностью того, что мы им доверяем. Недоверие в этом случае будет обусловлено страхом за свои ценности, иначе говоря, любовью к предмету своего обожания, за которой, несомненно, стоит наша любовь к себе. Если человек не представляет своей жизни без объекта своей любви, то он ни под каким предлогом никогда не передаст его в чужие руки. Полное и единоличное обладание предметами своего обожания характеризует человека не только как эгоиста, но и как абсолютного собственника, заявляющего о своих правах. Доверие человека напрямую связано с тем, считает ли он ту или иную вещь своею собственностью или нет. И такое отношение выходит далеко за рамки обычных предметов и может распространяться на живых людей. Человеку будет очень трудно доверять другому человеку, близкому, родному, любимому, если он считает его своей собственностью. Ему даже трудно будет доверить любимого человека, свое сокровище, ему самому. Значит ли это, что предоставление другой личности полной и ничем не ограниченной свободы, и будет критерием настоящего доверия?

Доверие всегда подразумевает под собой ответственность за информацию, вещи, людей и все остальное, что мы получаем в свое распоряжение. Поэтому доверие автоматически накладывает ограничения на использование доверенного предмета в интересах его владельца, определяет рамки, выходя за которые мы подрываем оказанное нам доверие. В свою очередь, человек, оказавший доверие другому человеку, начинает зависеть от того, как этот другой человек распорядится предоставленным ему «кредитом», оправдает ли возложенные на него ожидания, или же все испортит своим безалаберным отношением. В результате, как доверенное лицо, так и сам доверяющий, находятся в зависимости друг от друга, и ни о какой свободе действий в этом случае не может быть и речи.

Как правило, люди связывают доверие с любовью. И здесь можно согласиться с ними в том, что любовь в принципе невозможна без свободы. Принудительная, пусть даже и райская жизнь, никогда не доставит радости и счастья ее обладателю, особенно, если она будет сопряжена со служением и ответственностью перед тем, кому мы ей обязаны. Но такая свобода предполагает свободу выбора человека, а не свободу действий. Свобода без обязательств любовью не является. Человек, который никому ничего не должен, любит одного себя. Таким образом, в отношениях между людьми фигурируют две крайности. Одна крайность, которую выдают за доверие – ты свободен делать все, что ты захочешь. Опять же, для того, чтобы я имел свободу в своих действиях. Другая крайность – ты можешь делать только то, что хочу я, в то время как я делаю то, что хочешь ты. И наоборот – я могу делать только то, что хочешь ты, когда ты делаешь то, что хочу я. И в обоих случаях, доверяя, человек угождает здесь себе.

А кому угождает человек, когда доверяет Богу? Это тоже зависит от мотивов его доверия. Если, доверяя Богу, человек тем самым стремиться реализовать свою мечту, даже если это сопряжено с определенными жертвами, он ищет в этой вере своего. Например, когда кто-то творит чудеса, как Христос, люди в этом видят средство для решения своих проблем, что и произошло в случае с уверовавшим в Спасителя народом. Вера людей была обусловлена их стремлением к лучшей земной жизни. А если основанием безграничного доверия Господу является отказ от своих прав на земные ценности, или отречение от самих этих ценностей, то такое доверие со стороны человека будет его любовью к Богу. Точно так же и доверие людям, обусловленное доверием Богу, в случае, когда человек не жалеет ничего своего для Господа и не претендует на людей, Божьих рабов, как на свою собственность, является христианской добродетелью, а человеческое доверие – грехом.

Не верьте другу, не полагайтесь на приятеля; от лежащей на лоне твоем стереги двери уст твоих.
Ибо сын позорит отца, дочь восстает против матери, невестка – против свекрови своей; враги человеку – домашние его.
А я буду взирать на Господа, уповать на Бога спасения моего: Бог мой услышит меня.
(Мих.7:5-7)

Чем же продиктовано наше человеческое доверие? О каких людях говорится у пророка, чьи слова легли в основу проповеди Христа? Друг, приятель, жена, сын, отец, дочь, мать – все это близкие люди, отношения между которыми строятся на взаимном доверии. И в основе такого доверия лежат человеческие отношения. Хотя человеческая любовь в своей сути является потребительской, она не может существовать без доверия. Пока человек не впустит в свою жизнь понравившегося ему человека, он никогда не найдет у него понимания и любви. Таким образом, само доверие продиктовано потребностью человека в любви. Эта потребность в любви делает его зависимым от мнения, воли и желаний других людей. Кроме того, человек, который ищет любви у людей, будет верить в любовь людей. Эта вера необходима ему для того, чтобы ощущать себя любимым. В то же время, вера в людей, нужна человеку для того, чтобы их любить. Человек любит только тех, кто этого заслуживает, соответственно, без веры в любовь теряет смысл и сама человеческая любовь. Нет смысла любить того, кто тебя не любит. Таким образом, подобно тому, как вера в Бога является фундаментом отношений с Богом, так и вера в людей является основанием для реализации человеческой потребности любить и быть любимым.

Так говорит Господь: проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа.
(Иер.17:5)

Вера в человека сопряжена с надеждой на этого человека. Но главное не то, что человек надеется на плоть, которая его погубит, а то, что в своей вере в людей его сердце удаляется от Господа. Люди не обладают необходимыми качествами для нашего доверия им, как написано: «сын позорит отца, дочь восстает против матери…». Но предательство и подорванное доверие – это еще не самое страшное, чем грозит надежда на людей. Доверительные отношения с людьми и, в первую очередь, самого близкого круга общения, со своими «домашними», опутывают наше сердце родственными узами и в этой погоне за человеческой любовью разрушают любовь к Богу. Это еще одна причина, по которой Иисус не мог доверять людям.

Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?
(Иоан.5:44)

Чтобы доверие людям стало возможным, должны исполниться следующие четыре условия: нужно быть хорошего мнения о людях, которым собираемся доверять; не считать себя самодержавным владельцем своего имущества; быть готовым зависеть в возврате «долга» в виде оправданных ожиданий от людей, которые пользуются этим доверием; и последнее – искать выгоды в этих отношениях, или ответной любви, иначе, это уже не доверие, а жертва. Но Христос, как написано, «знал, что в человеке», и поэтому не обольщался той популярностью, которую Он имел у переменчивого в своих настроениях народа. При этом Он называл Себя Спасителем и Господом и имел полные права на человека. Кроме того, Иисус не зависел от людей и не искал у них любви и почитания. В таком случае, мог ли Он кому-то доверять? И само Евангелие отвечает на этот вопрос, повествуя о том, что Христос не верил людям, даже когда они верили в Него. Но это не помешало Иисусу умереть за этот народ. В противовес доверию, которое ожидает каких-либо гарантий того, что собственник не понесет никакого вреда, любовь Христа стала причиной Его добровольных страданий и привела Его на крест. Он расплачивался за чужие долги и умирал без любви и даже без одобрения людей, за которых приносил Себя в жертву. Иисус не верил, Он любил людей по слову Отца, в чем выражалось Его доверие к Богу.

Но если Христос доверял только Богу и не верил людям, почему же Он доверил им служение? Доверие предполагает, что избранный для дела человек отвечает всем необходимым критериям и сделает все точно так, как требует от него Господь. Но когда Иисус возлагает на Иуду Искариота ответственность за сохранение финансов группы, Он знает о его любви к деньгам, а также знает и то, что он не справится с возложенной на него задачей, так сказать, не оправдает доверия, и станет красть (Иоан.12:6). Поэтому не было никакого смысла в таком доверии. Но Иисус не доверяет, а поручает человеку служение, и делает это не потому, что уверен в нем, что он выполнит Его поручение, а потому что через это служение желает воспитать у него правильное отношение к ценностям, переданным в его распоряжение. Поэтому не стоит обольщаться тем, что Бог нам что-то «доверяет». Он не доверяет, а проверяет, или, вменяя нам в обязанность служение, формирует наш характер в искушении. Соответственно, возложенная ответственность не говорит о доверии Бога и о том, что мы этого доверия достойны. И даже, если все люди вокруг станут нам доверять, это не значит, что такого же мнения будет о нас и Бог (Лук.6:26).

И все же, почему доверие так окрыляет тех, кому доверяют, а недоверие – оскорбляет тех, кому отказывают в доверии? Недоверие само по себе уже говорит о том, что человек не является положительным героем, что он не отвечает критериям надежности и не достоин нашей любви. И это – факт, который нам следует признать, а не обижаться, глядя в зеркало. Но немаловажно также понять, что любые расстройства по причине недоверия обусловлены исключительно себялюбием человека. Эта же любовь к себе, которая толкает его на подвиги ради человеческой любви и земной славы, оказывается уязвленной, когда не получает свою порцию доверия. Если доверяют, то значит любят, а если не доверяют – не любят. Такую установку мы получили из мира, где любят исключительно за что-нибудь хорошее. Но Господь любит нас не потому, что нам можно доверять. Любовь Отца, хотя и зависит от нашего отношения к Нему, отличается от человеческого доверия. Кто доверяет человеку, тот зарекается на будущее, поручается за своего ближнего. Господь же оценивает состояние людей по факту их отношения к Нему: какая любовь у человека к Богу, таким же будет и отношение Бога к нему. И если завтра человек изменит Господу, то и отношение Бога к нему изменится. Но это будет завтра, а сегодня Господь будет любить его так, как если бы этого никогда не случилось. Подобно Богу, и человек может любить другого человека, независимо от своего доверия к нему. Но в этом случае его любовь будет уже не человеческой, а христианской, любовью по заповеди.

Таким образом, человеческое доверие – это совершенно не важное или, лучше сказать, абсолютно не нужное качество в христианской духовной жизни. По мере возрастания наших отношений с Богом и укрепления нашего доверия к Нему, вера в людей будет постепенно умаляться, а надежда на Спасителя расти. И для этого со своей стороны мы должны приложить все усилия, чтобы по слову Христа отказаться от своей человеческой любви, выраженной в нашем доверии. И начать необходимо с самого себя.

Ангел церкви последнего христианского периода говорит: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды», при этом не знает, что он «несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр.3:17). В словах этого представителя христианской церкви звучит непоколебимая уверенность в собственной правоте, в то время как Христос осторожно пытается убедить его в обратном. В результате дверь его сердца, в которую тихонько стучится Господь, по-прежнему остается закрытой. И что же является причиной такого плачевного положения? Неужели опять доверие, только уже доверие самому себе?! Не потому ли современная церковь искренне убеждена в своей исключительности и любви к своему Спасителю, что беспрекословно доверяет своим чувствам? Не в этом ли чрезмерном и неотступном доверии себе кроется ее самоуверенность в притязании на Божью любовь?

В то время как люди в своей вере в себя разбрасываются громкими заявлениями о своей преданности Господу, Христу от этого становится все хуже и хуже. Иисусу плохо, Его настолько мутит от такого самомнения, что Он не в силах уже сдержаться: «Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр.3:16). Выходит, что Он не верит нам… как не верил когда-то Петру, который закричал: «Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти» (Лук.22:33). Есть еще и другое высказывание этого ученика, ранее говорившего от имени двенадцати апостолов: «если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь» (Матф.26:33). Но Иисус не верит. А если нам не верит Христос, то стоит ли тогда верить самому себе? Может лучше, пока еще не слишком поздно, испытать пред Богом свое сердце, судить себя, а не отпускать на свободу под честное слово, которое все равно ничего не стоит? Подумайте об этом, когда в очередной раз захотите получить кредит доверия.

Обсудить в форуме. (0 сообщений)

 
« Пред.   След. »

Ссылки по теме:
© 2017 редакция Вестник Илии e-mail  Внести свою лепту лепта