Весть к Лаодикии  
 
 
СодержаниеПубликацииИсследованияПодкасты
Добро пожаловать!

Свидетельство
Передовица
Публикации
Тематический разбор Священного Писания
Библиотека
Опросник
Вы живете в коммуне, как апостолы?
     
     
 
 
Добавлено недавно
Популярные
Неслучайный выбор

Вместе с вечностью потеряет смысл даже служение, как написано: "Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится" (1Кор.13:8). Останется только Бог, и наша к Нему любовь, которая и определена нашей целью в первой и наибольшей заповеди: "и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, - вот первая заповедь!" (Мар.12:30). Других причин для жизни у человечества просто не будет.

/Цитата из письма/

ФОМА НЕВЕРУЮЩИЙ Печать E-mail
Автор Андрей МИШИН   
23.02.2024 г.

ImageКто такой неверующий Фома? Давайте прочитаем, что об этом говорит нам Евангелие. Откроем Евангелие от Иоанна, 20 главу, где зачитаем с 24 по 29 текст. В переводе Кассиана:
Фома же, один из Двенадцати, называемый Близнец, не был с ними, когда приходил Иисус.
Говорили ему другие ученики: мы видели Господа. Он же сказал им: если не увижу на руках Его следа от гвоздей и не вложу пальца моего в место гвоздей и не вложу руки моей в бок Его, никак не поверю.
И через восемь дней снова были ученики в доме, и Фома с ними. Приходит Иисус, когда двери были затворены; и стал посредине и сказал: мир вам!
Затем говорит Фоме: дай палец твой сюда и посмотри на руки Мои, и дай руку твою и вложи в бок Мой, и не будь неверующим, но верующим.
Ответил Фома и сказал Ему: Господь мой и Бог мой!
Говорит ему Иисус: ты потому уверовал, что увидел Меня. Блаженны не видевшие и поверившие.

Итак, кто такой Фома? Евангелие говорит нам, что это один из двенадцати. Его называли Близнец.
А кто называл его Близнец? Это прозвище, которое дали ему ученики. Близнец. А почему Близнец, как вы думаете?
Близнец это кто? Близнецами называют людей, похожих друг на друга. А они похожи, потому что родились вместе. Фома не был близнецом, но его так назвали. И причем, кто назвал? Ученики.
Если Иоанн и Иаков – сыны грома, а Симон – Петр, что значит камень, то Фома – Близнец.
И на кого же был похож, как две капли воды, Фома? На Петра? На Иоанна, может быть? На своего брата близнеца?
Конечно, это было естественно, назвать его Близнец, если у него был брат. Но о брате Фомы мы ничего не читаем.  Причем, в этом случае близнецом нужно было считать не только Фому, но и его брата. О близнецах говорят во множественном числе – «близнецы», так их, как минимум двое. Фома же был один такой близнец. И не для домашних своих, а для учеников.

Вы удивитесь, но Фома – это тоже не имя. Еврейское слово Фома означает «близнец». Фома это тоже прозвище, только на другом наречии. Как Кифа – Петр, он же камень, так и Фома – Дидим, он же близнец.
Дидим – это «близнец» в переводе на греческий язык. Поэтому в данном случае, как и в других, мы имеем не название, которое было у Фомы, а перевод его прозвища. «Фома называемый Близнец».
По преданию этот ученик имел имя Иуда, так его назвали родители. А ученики обозвали его Фомой, потому что он, как две капли воды, был похож на Иисуса и был с Ним одного возраста. Вероятно, поэтому фарисеи и начальники иудейские, несмотря на то что знали Христа, нуждались в помощи Иуды Искариота, чтобы взять Иисуса и случайно не спутать Его с Фомой.
Фома настолько был похож на Иисуса, что сами ученики могли спутать его с Иисусом. Вероятно, отчасти, этим объясняется и само сомнение Фомы.

Что говорили ему ученики? «Мы видели Господа». На что Фома мог ответить – Но вы сами не раз ошибались, думая, что я – это Он. Мало ли, что вам могло там показаться.
И ученики могли ошибаться, нет? В принципе, могли они обознаться?
Если они похожи, то это вполне возможно. Особенно, если видели Иисуса издалека.
И вот, взывая к этой логике, Фома говорил, – Вот если я сам не увижу, если сам не потрогаю, то не поверю. Ведь вы уже ошибались. Почему вы уверены в том, что вы не обознались теперь?
Разве можно осуждать Фому за то, что он хотел убедиться во всем сам?
Люди же могут ошибаться, ведь так? Тогда почему Иисус называет Близнеца неверующим?
Представьте себе, в церкви Иисуса есть близнец, неверующий близнец. А почему он вдруг оказался неверующим?

Зачем Христос явился ученикам в то время, когда с ними был Фома? Он же специально пришел, когда Фома был дома. После тех слов, которые он сказал ученикам. «Пока сам не увижу, пока сам не пощупаю – не поверю». И вот, Христос приходит.
Приходит же тогда, когда Его не ждут. Двери были заперты. И является в первую очередь кому? Сказав «мир вам», к кому Иисус после этого обращается? Он обращается к Фоме. Христос начинает наставление не с объяснения пророчеств Даниила, а с той проблемы, которая была у Его близнеца.
«Затем говорит Фоме: дай палец твой сюда и посмотри на руки Мои, и дай руку твою и вложи в бок Мой, и не будь неверующим, но верующим» (Иоан.20:27).
То есть для чего пришел Иисус? Он пришел, чтобы Фома уверовал.

И хорошо, что Фома уверовал? Хорошо! И нужно было, чтобы Фома уверовал? Нужно было! И Фома уверовал. Все счастливы, все довольны. Вопрос закрыт.
Но есть одно «но». Что говорит Иисус после того, как Фома исповедал Его своим Богом и Господином? «Блаженны не видевшие и поверившие».
«Говорит ему Иисус: ты потому уверовал, что увидел Меня. Блаженны не видевшие и поверившие» (Иоан.20:29).
И кому он должен был поверить? Марии, женщине с сомнительной репутацией? Ученикам, которые ни раз ошибались? Кому должен был поверить Фома? Ведь ему лично Иисус до этого не являлся, а понимание пророчеств было закрыто…

Почему Иисус называет уверовавших – не видевших, но поверивших в свидетельство других людей – блаженными?
Что значит блаженные? Эти люди, должно быть, счастливы. А почему счастливы?
Наверное, наоборот должно быть – верил и тут увидел. И вот теперь счастлив от этого. Так ведь?
Но нет, не так. Не видел, а поверил. Вот это счастье!

Фома, должно быть, был счастлив от того, что увидел Господа. Но Иисус говорит ему – какой он, счастливый? Нет, несчастный! Счастливы те, кто не видел и поверил, а ты – несчастный человек!
А почему несчастный-то? Почему Фому нельзя назвать счастливым?
А если бы Иисус не пришел? Допустим. То все, конец? Фома бы умер неверующим… так?
Но Христос же пришел! Он пришел, и все сразу стало на свои места.
И если это так – Иисус придет, и все сразу станет понятно – то зачем верить раньше времени? Зачем это делать, когда не видишь? Вот придет, тогда и поверим! Когда исполнится пророчество, тогда и узнаем! А сейчас что? Какое в этом счастье?

Вот, возьмем Кифу, Петра. Он ведь тоже услышал о воскресении Иисуса от человека. Мария им сказала. И что он делает? Он бежит ко гробу Иисуса Христа.
Почему он не остается дома? Почему он не отпирается, как Фома, говоря – «Ну что вы такое говорите? Вот увижу и уверую». Нет, он бежит смотреть место погребения, хочет убедиться. Почему? Потому что в сердце его загорелась надежда! Он готов был верить Марии, если это правда.
Петр не увидел Иисуса. Он увидел могилу пустой. «И увидел, и уверовал».
А Фоме нужно было не только Христа живого увидеть, но еще пальчики в раны от гвоздей вложить. Вот какие требования предъявлялись. Тогда, говорит, уверую!
О чем это говорит? О том, что Фома эту надежду утратил. Для него жизнь с Иисусом закончилась. Однако при этом он, все равно, вместе с учениками ходит в дом и продолжает слушать их «бредни». Они, видите ли, встретили воскресшего Христа…

Разве может быть счастлив человек, который ходит в собрание, но не имеет надежды? А для чего ходит тогда? По привычке или на всякий случай?
Если ты живешь там, где не должен жить, если ты слушаешь тех, кого не хочешь слушать, если ты не разделяешь с ними их веру, то ты, и в самом деле, несчастный человек.

Но та вера, которая появилась у Фомы после того, как он увидел своего Господа, сделала его счастливым или нет? Обрадовался ли Фома, когда увидел Иисуса? Или он сказал – «Вот блин! Как же я так просчитался?!» – так?
Ну, конечно удивился. Ну, конечно испугался. Но обрадовался ли он, или нет? Из реакции Фомы понятно, что он был счастлив увидеть Иисуса.

Своим явлением Христос опять делает Фому учеником. И Фома, увидев Иисуса, конечно, обрадовался. И можно было сказать – ну вот, теперь Фома счастлив. Теперь-то он, когда получил, что просил, просто не может быть несчастлив… Но был ли он счастлив на самом деле?
Вот, что хотел, то получил. Теперь имеет возможность увидеть, потрогать… Что еще нужно для веры?!
Но Христос не называет его блаженным. Он говорит, блажен, не видевший и поверивший!
Может ли получение просимого сделать человека по-настоящему счастливым? Счастливы ли те, кто все имеет?

Вернемся к Фоме. На чем была основана его вера? На том, что он увидел! То есть на его видении. Когда увидел, он перестал сомневаться. Он признал Спасителя своим Богом и Господином.
Зрение, на которое полагался Фома в своей вере – это главный орган человеческих чувств! Но кроме того, чтобы увидеть, он хотел еще и потрогать… то есть осязать. Даже зрения не было достаточно. Плюсом к зрению шло еще и осязание. Таким образом, вера Фомы выстраивалась на его ощущениях. На том, что он видит, осязает… Одним словом, на том, что он чувствует.

Вот и люди говорят: Я не чувствую любви! Дайте мне ее увидеть! Можно ли мне ее потрогать в материальных вещах? Тогда я буду счастлив. Это вера Фомы. Но она не может сделать счастливым человека.
Жить видением – это значит жить сегодняшними ощущениями. Вера же – это плод человеческого сознания.

Мы видим, что Христос противопоставляет веру, чувствам, видению, осязанию, ощущениям происходящего. Вера как бы противоречит реальности.
Реальность одна – Христос умер. А вера другая – Христос жив.
Вера тоже связана с ощущениями. Только эти чувства человек испытывает не по причине органов чувств, зрения, вкуса, осязания, а в результате вдохновляемого верой разума. «Блаженны не видевшие и поверившие».

Счастливый человек наполнен положительными эмоциями. Он чувствует. Но его чувства происходят не от органов чувств, не от того, что он видит, осязает, а от веры, которая у него есть. То есть он как раз не видит, не осязает, но чувствует!
Он счастлив от того, что Христос жив. И счастлив не от того, что увидел, а от того, что уверовал.

Вера – это ощущение невидимого, ощущение в отсутствии ощущение физического.
Какое определение вере дает апостол Павел в послании к Евреям 11 главе?
Первый текст 11 главы, в переводе Кассиана.
«Вера же есть твердое убеждение в том, на что мы надеемся, подтверждение того, чего мы не видим».

Этот перевод вступает в противоречие с синодальным текстом, который звучит так: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом». Особенно первой части этого текста: «Вера же есть осуществление ожидаемого».
Если ожидаемое осуществилось, какая же это вера?  Он увидел и поэтому уверовал, а блаженны не видевшие и поверившие.

Мы можем прочитать, как эти слова звучат в дословном переводе с языка оригинала: «Вера же есть чаемого устойчивость».
Понятно выражение? «Чаемого устойчивость». По-русски говоря, твердость в надежде. Или как об этом говорит перевод Кассиана, «твердое убеждение в том, на что мы надеемся».
Но кроме твердости в надежде, вера – это «дел доказательства невидимых».
Как понять? «Дел доказательства невидимых».
С одной стороны, дела невидимые, а с другой стороны, имеется этому доказательство.
А что является доказательством самих этих дел? Это сама вера. Вера – это и есть доказательство. То есть ощущение невидимого. Глазами веры человек может видеть то, чего не видел Фома.

И для чего людям нужна вера? Нужна ли была вера Фоме?
Даже та вера, которая появилась у Фомы после того, как он увидел Иисуса, была нужна. Нужна была Фоме, чтобы быть учеником и последователем Иисуса.
А для чего нужна вера, которая является убежденностью в невидимом?
Как бы отвечая на этот вопрос, апостол Павел продолжает: «Ибо через нее получили добрые свидетельство древние».

Кто получил свидетельство? Древние – это кто?
Далее апостол перечисляет, приводя примеры тех, кто проявил веру. Древние герои веры.
Возможно поэтому такой перевод – «древние». Хотя, на самом деле, на греческом языке это слово – «пресвитеры». Что значит «старшие». В этой вере были засвидетельствованы старшие. И говорится все о тех же героях веры, о которых идет дальше речь.
Это что-то меняет в понимании этих текстов? Древние или старшие.
Меняет то, что тот духовный опыт, который у них был – это не просто история, ушедшая в древность. А это есть пример для подражания. То есть их свидетельство должно являться образцом для нашей веры.

Давайте рассмотрим некоторые из этих примеров. Четвертый текст, одиннадцатой главы.
«Верою Авель принёс Богу жертву лучшую, чем Каин; ею получил свидетельство, что он праведен: о дарах его свидетельствовал Бог; и ею по смерти он продолжает говорить».
Кому говорить продолжает? Для всех тех, кому его вера является свидетельством.
Для чего Авелю нужна была вера? Библия говорит, что вера нужна была для того, чтобы принести Богу лучшую жертву.

А чем эта вера обернулась для самого Авеля? Ненавистью брата и смертью!
Это то, на что Авель надеялся, когда приносил жертву? Что вот так все закончится, ненавистью и убийством. На это он надеялся и верил, да?
Он принял смерть за свою веру, от своего же брата. Так что дала ему эта вера? Какое счастье?
Вера Авеля стала свидетельством, что он праведен.

Праведность – это то, что можно увидеть, потрогать, понюхать? Нет, это все то, что находится за областью видимого. Вера в невидимое имеет невидимые плоды.
Что Авель приобрел от этой веры? В материальном, осязаемом мире – ничего. Ничего кроме боли и страдания. Но при этом смог принести верную жертву. И получить свидетельство, что он праведен.

А кто из библейских героев реально ощутил результаты своей веры?
Вот следующий текст, 5-й, 11 главы нам говорит об этом:
«Верою Енох был переселен так, что не видел смерти. И не находили его, потому что переселил его Бог. Ибо до переселения своего он получил свидетельство, что угодил Богу».
Мы видим, что вера может иметь и видимые плоды. Но перед тем, как произойдет видимое, человек уже должен иметь свидетельство своей веры. То есть он должен видеть невидимое.
Не сначала увидеть, а потом поверить. Но сначала поверить, а потом уже увидеть!

А какое свидетельство получил Енох? Разве Библия говорит нам о его вере? Писание говорит, что ходил Енох пред Богом. И потом не стал его, потому что Бог взял его. В таком случае, что мы можем сказать о вере Еноха?
Как бы отвечая на этот вопрос, далее апостол Павел говорит, что без веры невозможно угодить Богу. Несмотря на то, что мы ничего не читаем о вере Еноха, она была, потому что без нее угодить Богу невозможно. «Ибо приходящий к Богу должен веровать, что он есть и ищущим его он воздает».

Таким образом, как и в случае с Авелем, вера является плодом праведности человека. А праведность без веры уже не является праведностью. То есть, если человек, как Фома, соблюдает Божий закон, живет по правилам, но веры не имеет, он несчастный человек. Он просто несчастный человек, потому что, все равно, этим Богу угодить он не может.
Вера может быть не только свидетельством праведности, как в случае с Авелем. Вера может еще вмениться в праведность, как в примере с Авраамом.

А что значит вмениться? «И вера его вменилась ему в праведность», пишет апостол Павел.
Быть вмененной значит быть засчитанной, как праведность. То есть, на основании веры Авраама Бог счел его праведным. Он посчитал эту веру за его правоту.
Вера появляется раньше, чем у человека созревают плоды реальных духовных дел. Сама эта вера является этим залогом будущей праведности и может быть засчитана в праведность, когда этих плодов человек еще не принес. Отсюда и оправдание по вере.

Что является антиподом праведности по вере? Самоправедность! Это оправдание делами.
Означает ли это, что вера не имеет в своем основании дел? Как говорит Иаков, «покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих» (Иак.2:18).
Вера должна быть деятельной или действующей, а без дел вера мертва.

Была ли у Фомы такая вера? Давайте опять обратимся к Евангелию Иоанна и прочитаем 11 главу с 7 по 16 текст:
Затем, после этого. Он говорит ученикам: идем снова в Иудею.
Говорят Ему ученики: Равви, только что искали Иудеи побить Тебя камнями, и Ты снова идешь туда?
Ответил Иисус: не двенадцать ли часов в дне? Кто ходит днем, не спотыкается, потому что видит свет мира сего.
А кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света в нем.
Сказал Он это, и говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его.
Сказали Ему ученики: Господи, если уснул, будет спасен.
Но сказал Иисус о смерти его, а они подумали, что говорит Он о простом сне.
Тогда и сказал им Иисус прямо: Лазарь умер.
радуюсь за вас, что Я не был там, дабы вы уверовали. Но идем к нему.
Тогда Фома, называемый Близнец, сказал другим ученикам: идем и мы, чтобы умереть с Ним.

Это слова верующего или неверующего человека? Христос хочет идти в Иудею, чтобы воскресить Лазаря. Его отговаривают ученики – «Давно ли тебя искали Иудеи побить камнями?» Ты идешь на верную смерть. Он говорит, – Я пойду туда, чтобы вы уверовали.
Христос желает, чтобы в Него уверовали ученики, значит, Он считает их неверующими. Они не имеют веры и опасаются идти в Иудею, хотя им нужно идти, чтобы уверовать. Им угрожает опасность, тогда как Христос ее игнорирует, что их сильно удручает. А как реагирует на слова Иисуса Фома? Идем, говорит, умрем вместе с Ним!

Может ли так сказать неверующий человек? И это он без шуток говорит. На полном серьезе он готов отдать свою жизнь за Спасителя. Он готов умереть за свою веру. Веру в Христа.
Кто может так идти на смерть? Только тот, кто уверен, что не ошибается. Поэтому Фому нельзя назвать неверующим в данном случае.
И это какая вера? Пустая, мертвая или вера деятельная?
Деятельная! Он не как ученики отсиживается в сторонке. Он идет сам и призывает идти вместе с ним, чтобы умереть за своего Господа. Это живая вера, не мертвая. Это действующая вера, идущая на жертвы.
И есть ли в этой вере оправдание своими делами? Если это та вера, через которую он может получить оправдание, тогда не должно быть в этой вере оправдывающих человека дел.

Хотел ли Фома оправдаться своими делами перед Спасителем? Вот я иду, чтобы тебе что-то доказать. Или, может быть, я виноват, и поэтому сейчас рвусь в бой?
Нет, в поведении Фомы нет оправдания. Скорее, ученики Христа, другие ученики Христа, ищут себе извинения, чтобы не ходить с Иисусом в Иудею. Ну как же? Там же и умереть можно. И свой страх они прикрывают, заботой об Иисусе:
– Ну куда ты пойдешь? Ведь это такой риск! Давно Тебя хотели убить? Так вот, у них появится сейчас такая возможность. Разве здесь нет важных дел? Разве здесь мало больных и несчастных? Зачем идти в Иудею, где тебя не слушают, когда есть толпы народа, которые хотят учиться у Тебя сегодня?

Ученики не хотели идти на верную смерть, поэтому искали себе оправдание. И для этого оправдания можно было найти множество причин и множество добрых дел. Но такое оправдание делами уже не совмещалось с той верой, которая была у Фомы.
Вообще, любой библейский принцип, если это не пустая теория, можно раскрыть на обычном бытовом примере. То же самое относится и к оправданию делами.

Скажем, человеку, который выполняет ответственную, сложную работу, после её совершения не хочется за собой убирать рабочее место, если он вдруг намусорил. И в этом случае он начинает оправдывать себя делами:
– Ну, я же важную работу делаю, да? А тот, кто эту работу не делает, пусть занимается неважными делами. Убирается, подметает за мной. Справедливо? Справедливо, – думает он, найдя себе извинение.
И вот мы видим оправдание делами в действии. Делами, особенно подвигами, можно оправдать любую слабость и любое преступление.
Так можно оправдывать не только себя, но и других: – Ну, он же, – как говорят о кормильце в семье, – трудится, содержит семью, а значит, может себе позволить, правила не для него писаны.

Если же человек не обращается к своим заслугам и не ссылается на свои мучения, трудности, которые он испытал, терпение, которое пришлось проявить, то он должен признавать и исправлять свои ошибки, а не оправдывать себя, – Ну, я же работаю, правда? – или, – Мне же тяжело… Если человек в принципе не прав, то он не прав. И этому не может быть никаких оправданий в делах.
При этом вера, которая лежит в основе любых дел, не заменяет собой дела и не даёт основания оставлять свои недоделки другим. Но эта вера даёт человеку надежду и силу довести начатое до конца.
Его вера как бы говорит, что он меняется, а значит, это является основанием для его оправдания.
Таким образом, оправдание по вере – это оправдание от Бога, а не новый вид оправдания себя, во что превратили его современные христиане.

Итак, мы сказали, что Фома имел настоящую живую веру. Но была ли эта вера уверенностью в невидимом?
Вот смотрите, как согласуются слова Фомы с тем учением, которое произносит Христос перед этим.
Когда ученики отговаривают Христа идти в Иудею, Он им отвечает на это:
Ответил Иисус: не двенадцать ли часов в дне? Кто ходит днем, не спотыкается, потому что видит свет мира сего.
А кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света в нем.
(
Иоан.11:9,10)

На что отвечает Иисус? На вопрос учеников, «Равви, только что искали Иудеи побить Тебя камнями, и Ты снова идешь туда?»
И Фома заканчивает этот диалог своим призывом к ученикам «Идём и мы, чтобы умереть с Ним».
Он вообще слышит, что Иисус говорит, или нет? Иисус говорит, «кто ходит днём, не спотыкается, потому что видит свет мира сего». А Фома? И мы тоже с Ним умрём!
Христос говорит, – Я иду разбудить Лазаря, иду туда, чтобы вы уверовали, – а Фома, – и мы тоже с Тобой пойдём умирать…
Но ведь такова же реальность… Лазер мёртв, Иисуса ищут – Фома смотрит только на видимое.

А была ли вера в невидимое у других учеников Иисуса Христа?
Судя по их вопросу, нет. А судя по словам Христа, она и не могла даже в тот момент появиться.
Смотрите, что Он говорит. «Лазер умер», и 16 текст – «Радуюсь за вас, что Я не был там, дабы вы уверовали».

Для чего Иисус идёт в Иудею? Чтобы ученики уверовали. А как они уверуют? Они уверуют после того, как увидят воскресшего Лазаря. Но вера ли это в невидимое?
Лазарь, который выходит из гроба по слову Иисуса – это видимое знамение или невидимое явление?
Лазарь был мертв, теперь ожил. Это было чудо, которому стали свидетели не только ученики, но и другие иудеи, побывавшие на похоронах Лазаря.
Лазарь воскрес, и ученики уверовали. Но это вера, которая была и у Фомы. Вера в то, что они видят, ощущают и осязают.

И нужна была эта вера Иисусу? Да, нужна.
Как Он говорит? «Я радуюсь за вас». Идём к Нему, дабы вы уверовали.
Христос хотел, чтобы ученики уверовали такой верой. Потому что без этой веры не могло быть и веры в невидимое.
Вера в невидимое – это уже следующий этап, следующая ступень в духовном сознании человека. Но без веры в невидимое невозможно иметь доброе свидетельство. Или как пишет об этом апостол Павел, «угодить Богу невозможно».

То, что ученики уверовали в Иисуса после того, как увидели воскрешение Лазаря, они этим как-то Богу угодили?
Нет! Скорее, Бог тем самым угодил им. Но для того, чтобы, как Еноху, быть переселённым на небо, нужно обрести веру в невидимое.

Вернёмся к 11 главе, послание к евреям, и прочитаем 13 текст. В переводе Кассиана:
«В вере умерли они все, не достигши исполнения обещаний, но издали их видели и приветствовали и исповедали, что они чужие и пришельцы на земле».
Некоторые герои веры, о которых говорит 11 глава, уже получили исполнение Божьих обетований. Но обещания исполнились лишь отчасти. Например, Авраам. Обрёл он обещанного Богом сына? Да, он родил Исаака. Но исполнились ли в то время все обетования, которые Бог дал Аврааму? Нет. Это должно было случиться в далёком будущем. И 13 текст говорит нам, что они все умерли. Но умерли в вере, не достигши исполнения обещаний.

Первые христиане, ученики Иисуса Христа, которые продали всё, пожертвовали своей жизнью, и тоже умерли, не дождавшись Иисуса Христа, увидели исполнение обещаний? Нет. Они тоже не получили обещанного. Хотя, отчасти, вера в эти обетования помогла им в земной жизни выжить.
В частности, когда Иерусалим был окружён войсками, их ничто уже там не держало, чтобы уйти. Иерусалим уже не был их домом, куда хотелось возвращаться снова и снова, и поэтому они смогли распознать момент, когда его нужно было оставить. Так они были спасены. Но Христа всё же они не встретили. Но были ли они несчастными людьми?
Несчастные люди, правда? Все оставили, ради Иисуса, приготовили себя к встрече, а Христос не пришел.

Авель, который пожертвовал своей жизнью, чтобы принести правильную жертву Богу, и ничего кроме ненависти и боли в свой адрес не получил. Также другие герои Библии. Даже сам апостол Павел, который пишет это послание, не увидел Иисуса, а принял смерть среди язычников. Умерли, не получили. Столько ждали, и чем это всё закончилось? Смертью.
Бедные люди, так ведь? Кто-то скажет – Бедные люди.

Кем они были, когда умирали? Для мира они были «сором», изгоями, но они не были несчастными. Почему они не были несчастными?
Когда они могли быть несчастными? Вот если бы они надеялись жить в этом мире, править этим миром, и не получили этого. Тогда да, несчастные.

Вот ученики во время распятия, можно сказать, были несчастными. У них столько было надежд, связанных с земным царством, которые разрушились со смертью Иисуса. Вот тогда они были несчастными. Но умершие в вере, умерли счастливыми. Они не жалели, что продали все свои участки, дома и отдали деньги апостолам. Они не жалели, что они не завели семью, детей и умерли девственниками. Они не жалели, что вся их жизнь в этом мире прошла в скитаниях и нищете. Они об этом не жалели.
Почему не жалели? И почему они были счастливы? Вот дальше-то мы и находим ответ.
Потому что они видели! Видели издали и приветствовали, т.е. встречали и радовались.
Они видели, потому что увидели? Нет. Они видели невидимое. Видели исполнение этих обещаний. И исповедовали, что они чужие и пришельцы на земле.
Они не были несчастливы, потому что они чувствовали себя чужими и пришельцами.
Казалось бы, наоборот должно быть, да? Но нет. Когда человек живет этой жизнью, этим миром, ищет здесь своего отечества, благополучия и процветания, тогда он будет жалеть, что все это было утрачено. Но они не чувствовали себя здесь, как дома. Поэтому ни о чем не жалели.

Поэтому дальше 15 текст, как говорит: «И, если бы они вспоминали о том отечестве, из которого вышли, они имели бы время вернуться. Но на самом деле они стремятся к лучшему, то есть к небесному. Потому Бог не стыдится их, чтобы называть Себя их Богом: ибо Он приготовил им град» (Евр.11:15,16). Только для тех, кто так живет, Бог приготовил город. Господь называет своими уже счастливых в пакибытии людей.

Но вернемся к нашему Фоме. Евангелие от Иоанна, 14 глава, 1-6 текст. Христос обращается к Своим ученикам и говорит:
Да не смущается сердце ваше: веруйте в Бога и в Меня веруйте.
В доме Отца Моего обителей много. А если бы не было, разве Я сказал бы вам: иду приготовить место вам?
И когда пойду и приготовлю место вам, снова приду и возьму вас к Себе, чтобы, где Я, и вы были.
А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.
Говорит Ему Фома: Господи, мы не знаем, куда Ты идешь; как же нам знать путь?
Говорит ему Иисус: Я – путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу иначе, как чрез Меня.

К какой вере призывает своих учеников Спаситель? Вере в воскрешение в Лазаря? Некоторые же из иудеев не поверили в это чудо. Может быть, к вере в явление Илии и Моисея на горе преображения?
Здесь идет речь о вере в видимое или в невидимое? В невидимое! Потому что Христос оставляет Своих учеников. И куда Я иду, – Он говорит, – вы знаете, и путь знаете.

И у Фомы возникает вопрос, а куда идет Иисус? Не знаете, куда Он идет? – спрашивает у других. Нет, не знаем. А как путь знать? Вот Он уйдет, и как нам Его найти? Куда идти, скажи, пожалуйста?
Куда направлялся Иисус? В Иудею, в Иерусалим. Куда Он шел? Может быть, Он просто вышел помолиться, и они знали, где Его искать?
Из слов Христа мы можем понять, куда Он направляется. Он идет к Отцу, возвращается в дом Своего Отца.
А нам куда нужно идти за Ним? Туда же!
Никто не приходит к Отцу иначе, как через Меня, – говорит. Иисус идет к Отцу и желает, чтобы мы тоже пришли к Отцу. Как Он и через Него.
Христос говорит, – вы путь знаете. А ученики не догадываются, как туда прийти. Как попасть к Отцу? Каким путем? Лифт, может быть, где-то есть потаенный на небо? Лесенка замаскированная? Почему Фома не понимает Иисуса?
Потому что смотрит опять на видимое! А Христос указывает на невидимое.

Иисус говорит Фоме: Я – путь и истина и жизнь. Путь – это Он!
Но Христос же видимый. Вот, Он тут, рядом с ними сейчас сидит. И как Он пришел к Отцу тоже всем известно.  
Он был распят, умер и был воскрешен, так и попал на небо.
То есть, это значит, что и нам необходимо умереть. Буквально умереть, как Христос, да? Если не хотят распинать, то наложить на себя руки – это путь на небеса? Он же хочет, чтобы мы были в доме Отца. Тогда что остается? Дело за малым. Давайте последуем путем Иисуса. Так?
Нет, это видимое.
И вера в смерть и воскресение Христа – это вера в видимое.
Но что люди упускают? Каким путем Христос принял эту смерть?

Иисус умер на Своем кресте. И каждому последователю Христа тоже следует умереть на своем кресте. На своем невидимом кресте, который он должен реально, но невидимо нести.
Чтобы идти путем Христа, не нужно быть близнецом Иисуса. Не нужно иметь тот же возраст, ту же прическу, ту же одежду. И имитировать те же добрые дела. Нам нужно пройти через Голгофу, где мы сможем найти и оправдание, и смерть на своем кресте для себя, чтобы жить для Бога.

 
След. »

Ссылки по теме:
© 2024 редакция Вестник Илии e-mail  Внести свою лепту лепта