Весть к Лаодикии  
 
 
СодержаниеПубликацииИсследованияФорумПодписка!Аудиозаписи
Добро пожаловать!

Свидетельство
Передовица
Публикации
Тематический разбор Священного Писания
Библиотека
Междуречье
Особое мнение
Выдержки
Дневники
Творчество
Опросник
Обсуждение
Анкетирование
На ваш взгляд, способен ли человек управлять своим духом (настроением)?
     
     
 
 
Добавлено недавно
Популярные
Неслучайный выбор
Законничество - когда человек заменяет любовь (самопожертвование) внешним исполнением закона, служением в церкви, прославлением языком и другими "подачками", которыми он пытается оправдаться в своих глахах или заслужить расположение Бога...
/Мысли вслух/

ЧУЖАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ Печать E-mail
Автор Андрей МИШИН   
29.11.2006 г.

Адам, Моисей, Павел – что объединяет этих библейских героев? Это можно понять в свете жертвы Иисуса Христа за грехи людей. Может ли человек искупить грехи своих близких? Может ли он принести себя в жертву, чтобы своими страданиями спасти падших людей? Нет! Это может сделать только Христос, по тому праву, что Он является законодателем и нашим Творцом. Он взял на Себя грех мира, чтобы спасти от греха всех верующих, но не просто верующих в Него, а только тех, кого Господь сочтет Своими (Матф.1:21). Тогда как объяснить следующее высказывание Моисея?

    На другой день сказал Моисей народу: вы сделали великий грех; итак я взойду к Господу, не заглажу ли греха вашего.
    И возвратился Моисей к Господу и сказал: о, народ сей сделал великий грех: сделал себе золотого бога;
    прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал.
    (Исх.32:30-32)

Что это было? Попытка взять на себя роль Спасителя и Бога, или проявление любви, подобной той, которая была у Христа? Являются ли слова Моисея следствием великой любви к народу, или это чувственный порыв и минутное проявление слабости?

Что говорит нам о самой большой любви Сам Господь?

    Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас.
    Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.
    (Иоан.15:12,13)

Прим.: на языке оригинала слова Христа «за друзей своих», звучат как «за любящих его», что и подтверждается смысловым содержанием последующего текста:

    Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам.
    (Иоан.15:14)

Аналогичное высказывание мы увидеть в послании Иоанна:

    Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев.
    (1Иоан.3:16)

В другом месте Иисус говорит:

    кто Матерь Моя? и кто братья Мои?
    И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои;
    ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь.
    (Матф.12:48-50)

Это мы разобрали характер наивысшей любви (из слов Христа) к людям. А теперь посмотрим, соответствует ли он приведенному примеру с Моисеем.
Итак, за кого порывается умереть Моисей? За людей любящих Бога? или за осужденных по причине вражды и непослушания?

Духовное родство, или братство, в духовной любви, как мы выяснили, является обязательным условием. Присутствует ли оно в любви Моисея? На первый взгляд может показаться, что его любовь даже больше любви Иисуса, т.к. охватывает всех, в том числе и непокорных людей. Но зададимся вопросом: за кого хочет умереть Моисей, за друзей Бога, или за Его врагов? Ответ: за противников, подлежащих осуждению. Здесь первое расхождение его любви с Божьим принципом.
Другой момент: если мы посмотрим внимательно, то увидим, что Моисей желает умереть не за народ, а вместе с народом. Это означает: во-первых, что в такой его жертве в глазах Господа вообще нет никакого смысла, а во-вторых, он желает умереть вместе с народом для Бога. В этот момент он совершенно забывает об интересах своего Творца и о Его чувствах, и отказывается принимать в отношении себя Его план действий. Бесспорно, Моисей в этом порыве действует из добрых побуждений – спасти людей, но это не первый и далеко не единственный случай, когда человеческие намерения противятся желаниям и воле Бога.

Поступок Моисея не является отражением любви Иисуса к Отцу, но его любовь полностью соответствует примеру любви Адама, ставшей причиной грехопадения. Моисей так же, как Адам, не желает оставаться верным своему призванию, а хочет разделить участь с близкими ему людьми. При наличии таких чувств к человеку Бог отходит на второй план, Он становится помехой для человеческих уз, и поэтому Моисей, как и Адам, выстраивает свои отношения с людьми «горизонтально», независимо от воли и планов Бога, обрекая себя вместе с ними на смерть. Позже Христос назовет такую любовь греховной (Лк.14:26), а пока Адаму и Моисею предстояло вкушать горькие плоды ее последствий.

Бог отвергает жертву Моисея:

    Господь сказал Моисею: того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей;
    итак, иди, веди народ сей, куда Я сказал тебе; вот Ангел Мой пойдет пред тобою, и в день посещения Моего Я посещу их за грех их.
    (Исх.32:33,34)

Господь снова отвечает отказом на стремление Моисея упросить Бога помиловать весь народ.

    [Моисей] сказал Ему: если не пойдешь Ты Сам [с нами], то и не выводи нас отсюда,
    ибо по чему узнать, что я и народ Твой обрели благоволение в очах Твоих? не по тому ли, когда Ты пойдешь с нами? тогда я и народ Твой будем славнее всякого народа на земле.
    И сказал Господь Моисею: и то, о чем ты говорил, Я сделаю, потому что ты приобрел благоволение в очах Моих, и Я знаю тебя по имени.
    [Моисей] сказал: покажи мне славу Твою.
    И сказал [Господь]: Я проведу пред тобою всю славу Мою и провозглашу имя Иеговы пред тобою, и кого помиловать – помилую, кого пожалеть – пожалею.
    (Исх.33:15-19)

Моисей хочет испытывать гордость за свой народ и для осуществления своих целей призывает Господа явить всю Его благость, но Бог заостряет его внимание на другом. Разве при всем совершенстве Божьего характера Господь стал бы удерживать Свою милость? Моисей совсем не понимает Бога, когда пытается выпросить у Него прощение для своего народа. Поэтому, в очередной раз объявляя о Своем решении, Господь призывает Моисея пересмотреть собственные взгляды.

Давайте посмотрим, как «любовь» Моисея потом скажется на его отношении к своему народу.

    И не было воды для общества, и собрались они против Моисея и Аарона;
    и возроптал народ на Моисея и сказал: о, если бы умерли тогда и мы, когда умерли братья наши пред Господом!
    зачем вы привели общество Господне в эту пустыню, чтобы умереть здесь нам и скоту нашему?
    (Чис.20:2-4)

Довольно дерзкое заявление, не правда ли? Особенно, если еще учесть, что этот народ своей жизнью обязан ходатайству его вождя. Моисей, как отец, готов был пожертвовать всем ради этих людей, которые теперь в ответ на все хорошее восстали на своего же защитника. Какая неблагодарность! Моисея переполняют эмоции, он исполнен гнева. Но разве такое может произойти с наикротчайшим человеком на земле? (Чис.12:3). Да, и в этом мы сможем убедиться позже.

Но Господь, как никогда, спокоен:

    И пошел Моисей и Аарон от народа ко входу скинии собрания, и пали на лица свои, и явилась им слава Господня.
    И сказал Господь Моисею, говоря:
    Возьми жезл и собери общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду: и так ты изведешь им воду из скалы, и напоишь общество и скот его.
    (Чис.20:6-8)

Но что делает Моисей:

    И собрали Моисей и Аарон народ к скале, и сказал он им: послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду?
    И поднял Моисей руку свою и ударил в скалу жезлом своим дважды, и потекло много воды, и пило общество и скот его.
    (Чис.20:10,11)

Не в силах сдержать раздражение, Моисей упрекает мятежный народ, и вместо слов, ударяет по скале дважды.
Мы здесь можем возразить ему, сказав: позволь, Моисей, это и есть тот народ, с которым ты готов был разделить его участь, как ты можешь теперь на него сердиться?

Моисей пожинает плоды своей человеческой любви. А если мы внимательно разберем случившееся, то увидим причину возникновения этих чувств, самые корни.

На первый взгляд, в словах Моисея можно увидеть его самонадеянность: «разве нам из этой скалы извести для вас воду?» (Чис.20:10). А откуда вообще возник такой вопрос? Моисей и раньше изводил воду из скалы, и таких вопросов не возникало. А дело в том, что раньше воду давал Сам Господь, когда Моисей ударял по скале, а теперь Он предлагает сделать это самому Моисею и, причем, словом.
Очевидно, что данная ситуация была испытанием не столько для народа, сколько для Моисея. Но справедливы ли требования Бога к Моисею – напоить народ, когда известно, что Моисей этого сделать не может? Отсюда и вопрос Моисея и Аарона: разве нам из этой скалы извести для вас воду?

А теперь посмотрим на все это глазами Бога. Тот человек, который готов взять на себя ответственность за грехи людей и быть их спасителем, не присваивает ли этим себе функции Творца? В своей покровительствующей любви к своему народу, Моисей сам становится для него неким подобием бога. Если это так, тогда он, как Бог, должен напоить свой народ в пустыне, и сделать это не двукратным прикосновением жезла, освященным Божьим могуществом, а словом, как это делает Господь. Способен ли он на это? Если он бог, то пусть покажет это и даст воду!

В итоге, в этом споре оказывается только один победитель – Господь. Израильский народ показывает свое настоящее лицо, а Моисей, который поручился за него, не может не то чтобы управлять людьми, но даже совладать с собой.

Реакция Бога была незамедлительной:

    И сказал Господь Моисею и Аарону: за то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему.
    (Чис.20:12)

Еврейское слово, которое переведено фразой «за то, что вы не поверили Мне» согласно словарю Иакова Стронга имеет несколько значений. Первое из них – «воспитатель, нянька», что может указывать на то, что Моисей должен был быть хорошим воспитателем для своего народа (Чис11:12). Второе значение – «быть верным, надежным, поклоняться господину», что наиболее подходит к данному случаю. И последнее – «доверять, верить». Отсутствие этих качеств маловероятно, если рассматривать это применительно к Моисею. А то, что в этом случае речь идет именно о верности, говорят и другие тексты, комментирующие поступок Моисея и Аарона.

    И сказал Господь Моисею и Аарону на горе Ор, у пределов земли Едомской, говоря:
    пусть приложится Аарон к народу своему; ибо он не войдет в землю, которую Я даю сынам Израилевым, за то, что вы непокорны были повелению Моему у вод Меривы;
    (Чис.20:23,24)

Что же помешало Моисею и Аарону покориться Господу и явить Бога мятежному народу? Соблазном для них стали сами люди! И как бывает в жизни, когда мы сначала обольщаемся людьми, а потом в них разочаровываемся, и наша любовь превращается в ненависть, то же самое произошло и с Моисеем, он воспылал гневом на тех людей, которым посвятил себя и в которых верил.

Аналогичная ситуация была и у Адама, который хотел умереть вместе с Евой. Сначала он был готов пожертвовать всем ради своей любви, а потом стал упрекать пред Богом жену, которая дала ему запретный плод.

А теперь посмотрим, как досадует Моисей:

    И молился я Господу в то время, говоря:
    Владыко Господи, Ты начал показывать рабу Твоему величие Твое и крепкую руку Твою; ибо какой бог есть на небе, или на земле, который мог бы делать такие дела, как Твои, и с могуществом таким, как Твое?
    дай мне перейти и увидеть ту добрую землю, которая за Иорданом, и ту прекрасную гору и Ливан.
    Но Господь гневался на меня за вас и не послушал меня, и сказал мне Господь: полно тебе, впредь не говори Мне более об этом;
    взойди на вершину Фасги и взгляни глазами твоими к морю и к северу, и к югу и к востоку, и посмотри глазами твоими, потому что ты не перейдешь за Иордан сей;
    (Втор.3:23-27)

Опять в адрес народа звучит упрек? И не только. Из этих слов видно, что Моисей не вполне понимает, почему Бог лишает его обещанной награды, и в чем его вина. Так за что же гневается на Моисея Господь?

Для нашего наставления в знак особого внимания в одном только Пятикнижии о грехе Моисея упоминается пять раз. Приведем часть из этих высказываний, о которых не говорилось выше.

    И говорил Господь Моисею в тот же самый день и сказал:
    взойди на сию гору Аварим, на гору Нево, которая в земле Моавитской, против Иерихона, и посмотри на землю Ханаанскую, которую я даю во владение сынам Израилевым;
    и умри на горе, на которую ты взойдешь, и приложись к народу твоему, как умер Аарон, брат твой, на горе Ор, и приложился к народу своему,
    за то, что вы согрешили против Меня среди сынов Израилевых при водах Меривы в Кадесе, в пустыне Син, за то, что не явили святости Моей среди сынов Израилевых;
    (Втор.32:48-51)

И снова мы читаем:

    потому что вы не послушались повеления Моего в пустыне Син, во время распри общества, чтоб явить пред глазами их святость Мою при водах [Меривы].
    (Чис.27:14)

Итак, давайте посмотрим, что же Моисей сделал не так? «И сказал Господь Моисею, говоря: Возьми жезл…», что он и исполнил в точности. Это подчеркивает сам Моисей: «И взял Моисей жезл от лица Господа, как Он повелел ему» (Чис.20:9). Далее: «и собери общество, ты и Аарон, брат твой», – и это было сделано по слову Бога – «И собрали Моисей и Аарон народ к скале» (Чис.20:10). А теперь: «скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду: и так ты изведешь им воду из скалы, и напоишь общество и скот его» (Чис.20:7,8). Господь предлагает Моисею извлечь воду из скалы своим словом, но зачем делать то, что заведомо не будет работать? Творить словом может только Бог! Раньше Моисей делал то же самое, ударяя по камню жезлом, который и являлся символическим проводником Божьего слова. Прочитаем, как говорит об этом Писание:

    И сказал Господь Моисею: пройди перед народом, и возьми с собою [некоторых] из старейшин Израильских, и жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди;
    вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин Израильских.
    (Исх.17:5,6)

Итак, жезл нужен был для того, чтобы показать народу, что не Моисей дает воду в пустыне, а Сам Бог. Так было раньше, а теперь Господь говорит сделать Моисею, как «не правильно», извлечь воду без применения жезла, словом. Но зачем? Почему? Ничего не выйдет! И Моисей поступает «правильно», но по-своему. Тем самым, он показывает свою «правильность» собравшемуся народу. А Бог хотел не Моисея представить в хорошем свете, а явить Свою святость! Пусть бы это не дало ощутимого результата, и не было бы воды, что можно было бы легко исправить потом с помощью жезла, но за то народ увидел бы, Кто есть настоящий Бог, и к Кому следует прибегать за помощью. А Моисей, поступив наоборот и напоив народ, поставил себя, как альтернативу Богу, что сильно разгневало Господа.

Так в чем состоит вина Моисея? Он, как и первая чета, не удержался от соблазна почувствовать себя в роли Бога, прародители – в познании добра и зла, а он – в спасении своего народа. И начало этому греху было положено еще на горе в его молитве за народ. Зародилось это зло с принятием на себя чужой ответственности и духа покровительства, а проявилось во время искушения в пустыне, когда Моисей не дал Богу явить народу Свою святость.

Еще один пример принятия на себя чужой ответственности мы встречаем в Новом завете. У апостола Павла мы находим следующее высказывание:

    Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом,
    что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему:
    я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти,
    (Рим.9:1-3)

Для начала исследуем чувства Павла на предмет соответствия Божьей любви. К кому обращена его любовь? Речь идет о братьях и сестрах во Христе, или о его кровных родственниках? О тех, кто братья ему по плоти. Мало того, эти братья отвергают Христа. Несмотря на это, он их очень сильно любит, но уже не христианской любовью по заповеди, а плотской. И к чему приводит Павла такая любовь? Он желает быть отлученным от Христа ради них! Таким образом, получается, что его любовь к братьям берет вверх над его любовью к Господу. Отвечает ли такая любовь Божьим требованиям? Нет! Но, напротив, подлежит осуждению.

    Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня;
    (Матф.10:37)

Как в случае с Моисеем, отступление Павла имеет и свои последствия. После длительных и правильных рассуждений на тему «не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя» (Рим.9:8), Павел вдруг делает неожиданный вывод:

    Итак, спрашиваю: неужели Бог отверг народ Свой? Никак. Ибо и я Израильтянин, от семени Авраамова, из колена Вениаминова.
    и так весь Израиль спасется, как написано: придет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова.
    (Рим.11:1,26)

И это при том, что многочисленные свидетельства пророчеств, исполнившихся со смертью Христа говорили об обратном. А приводимые в обоснование этой теории обещания, данные Богом патриархам, в своей слепой любви он истолковывает неверно, применяя их, опять же, к детям Авраама по плоти, а не к духовному Израилю.

Какие же пророчества указывают на то, что Павел заблуждается? О том, что дни еврейского народа сочтены, Господь открывает за пятьсот лет до этого Своим избранникам. Вот, что сообщает нам один из них:

    И обратил я лице мое к Господу Богу с молитвою и молением, в посте и вретище и пепле…
    когда я еще продолжал молитву (за народ), муж Гавриил, которого я видел прежде в видении, быстро прилетев, коснулся меня около времени вечерней жертвы
    и вразумлял меня, говорил со мною и сказал: «Даниил! теперь я исшел, чтобы научить тебя разумению.
    В начале моления твоего вышло слово, и я пришел возвестить [его] [тебе], ибо ты муж желаний; итак вникни в слово и уразумей видение.
    Семьдесят седмин определены для народа твоего и святаго города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых.
    (Дан.9:3,21-24)

Бог открывает свои планы Даниилу, в которых для окончательного определения евреев, а на тот момент с Богом оставались только Иудеи, Он выделяет „семьдесят седмин“, или четыреста девяносто лет. К моменту исполнения этих пророчеств приходит Иоанн Креститель и проповедует крещение покаяния.

    [Иоанн] приходившему креститься от него народу говорил: порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?
    Сотворите же достойные плоды покаяния и не думайте говорить в себе: отец у нас Авраам, ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму.
    (Лук.3:7,8)

Но это еще не все. В назначенный срок приходит время умереть Христу и, при входе в святой город, Он произносит следующие слова:

    Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!
    Се, оставляется вам дом ваш пуст.
    Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: благословен Грядый во имя Господне!
    (Матф.23:37-39)

Со слов Иисуса это отступление в Израиле будет продолжаться вплоть до Его пришествия. И с разрушением Иерусалима и Божьего храма в 70 г. ставится точка в судьбе этой нации, как народа Божьего, прежде избранного для Господней славы. Об этом неоднократно предупреждал Христос в притчах о злых виноградарях, брачном пире и засохшей смоковнице, об этом предвещали пророки, в том числе, и Даниил. Так заканчиваются слова посланного к нему Ангела, Гавриила:

    И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле [святилища] будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя».
    (Дан.9:27)

Впрочем, для евреев еще оставалась и остается надежда, но не для народа в целом, как полагает Павел, а для отдельных людей из этого народа, составляющим Божий остаток. Что же касается размышлений Павла, то его логику вполне можно объяснить: если рассматривать любой духовный вопрос из интересов людей, а не самого Бога (в данном случае Павел не вспоминает о желаниях Бога и готов выхватить у Него даже собственную жизнь), то рано или поздно мы придем к выводу, что все должны быть спасены. Так думал Моисей, к такому же выводу приходит и Павел в своих рассуждениях с пристрастием. Причем, подобный расклад кажется невероятным и самому Павлу, так как противоречит здравому смыслу и характеру Божьей святости, поэтому в заключении он все списывает на тайну:

    О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!
    (Рим.11:33)

Если мы считаем, что подобные промахи не могут иметь никакого отношения к нам, простым людям, то мы сильно ошибаемся. То же самое, что случилось с Адамом, Моисеем и Павлом, может произойти и с каждым из нас, причем, это касается даже нашей повседневной жизни. Захлебнувшись в своих чувствах к людям, мы можем совершать недопустимые ошибки, становясь врагами явления Господней славы, но при этом выдавать все свои поступки и их мотивы за Божьи дела. А когда они перестают вписываться в рамки библейских принципов, у нас всегда в кармане есть слово в свое оправдание – тайна Божьего ведения. И действительно, откуда нам, людям с плотскими мыслями и человеческими эмоциями, знать, что представляет собою характер Бога, ведь мы от Него в этот момент так далеки. Тогда пусть наставлением для нас послужит следующий пример:

    Надав и Авиуд, сыны Аароновы, взяли каждый свою кадильницу, и положили в них огня, и вложили в него курений, и принесли пред Господа огонь чуждый, которого Он не велел им;
    и вышел огонь от Господа и сжег их, и умерли они пред лицем Господним.
    И сказал Моисей Аарону: вот о чем говорил Господь, когда сказал: в приближающихся ко Мне освящусь и пред всем народом прославлюсь. Аарон молчал.
    (Лев.10:1-3)

Обсудить в форуме. (3 сообщений)

 
« Пред.   След. »

© 2017 редакция Вестник Илии e-mail  Внести свою лепту лепта